Меню

Анна и ее письма. Финал

Апрелева о том, как тесен мир

Апрелева о том, как тесен мир

Анна собиралась на прием очень тщательно. Она накрасила глаза и смыла макияж, заменила оттенок теней на более темный. Прочертила стрелку на верхнем веке и растушевала ее ватной палочкой, затем начертила снова. Выбирала одежду и разревелась от злости.

«Взрослая женщина, - думала Анна, - всю жизнь работаю, а нормальный гардероб отсутствует!» Наконец, вышла из дома, в положенное время подходила к воротам клиники, навстречу шел ее возлюбленный доктор - совершенно не в униформе, а в дубленке и вязаной шапке.

«Привет,- сказал он,- я тебя встречаю. Предлагаю провести выездной осмотр глазного дна, ты не против?»

Они сели в его автомобиль, но отъехали недалеко - через пару улиц располагалась гостиница, в такой можно снять комнату на часы. Этих часов они провели там четыре, и каждая минута въелась Анне под кожу, впиталась в ее волосы, отпечаталась на отремонтированной сетчатке и изменила формулу крови. Закрывая за собой дверь, сдавая ключи глумливой служительнице, Анна была уже не та Анна, что рисовала стрелки на веках минувшим утром. Новая Анна - полная любви и готовая на все - попрощалась с доктором Егором, ненадолго.

Они договорились встретиться послезавтра - новая Анна, полная любви, и Егор. Егор не стал новым. Это был прежний Егор - остроумный, легкий на подъем, широкой души человек, сердце компании и любимец дам.

Он не относился к Анне плохо. Когда вдруг понял (увидел, осознал) степень Анниной влюбленности, озабоченно сказал: «Кажется, у нас проблемы». Он был добрый мужчина, причем профессионально помогал людям; новая Анна, полная любви, действительно оказалась проблемой.

«Я вела себя неадекватно, - констатировала спустя время Анна, - приезжала без предупреждения, могла зайти в кабинет во время приема, администратору бросала через плечо: «А мне назначено». Караулила его после работы, наблюдала, в какую сторону отъезжает, тут же набирала его номер и задавала провокационные вопросы, например: «Ну что, твоя новая девочка тебя уже ждет?» И так далее, была невыносимой, просто невыносимой! Вечерами, превозмогая стыд, звонила домой и гадала по голосу, на самом ли деле он один, кого привел, как далеко зайдут эти отношения».

И это уже не новая Анна, полная любви, а новейшая Анна - в отчаянии. Что бы они ни делала, она делала для Егора. Просыпалась для него, ела обед, разговаривала с мужем, переходила улицу на зеленый сигнал светофора. В какой-то день они встретились на перекрестке, Егор смотрел настороженно. «Ты устал от меня», - заплакала новейшая Анна. «Все будет хорошо», - политкорректно ответил Егор.

Новейшая Анна в отчаянии не поверила, конечно. Она просила его разрешения приезжать. Он гладил ее по голове, бодро отвечал, что рад ее всегда видеть, но все чаще был занят. Готовился к какой-то аттестации, ездил в служебные командировки и как-то объявил, что ближайшие полгода проведет в Москве - курсы повышения квалификации.

Простились нежно. Анна была безутешна. Она не знала, как будет выживать. Через два дня мучительного беспокойства привычно очутилась перед его клиникой. Разумеется, он был там - его силуэт в проеме окна, его машина - правда, припаркованная в отдалении, конспирация.

Анна не помнила, как добралась домой. Купила в первом ларьке бутылку водки, наверняка поддельной, делала большие глотки, не пьянея нисколько. Так ей казалось, новейшей Анне в отчаянии. Утром не сделалось лучше. Она лежала, называла себя дрянью и тряпкой, было даже не обидно. Муж взволнованно названивал с работы - муж был не в курсе происходящего и хотел быть полезным. Анне никто не мог помочь.

Как-то в офисе к ней подошла начальница и хлопнула ее по щеке: «Аня, возьми себя в руки! - скомандовала она, - ты среди коллег!»

Анна снова плакала навзрыд, как оказалось, а она уже и не замечала сама.

Так все могло бы продолжаться, но заболел Аннин папа. Ему диагностировали опухоль толстой кишки, и ему требовалась реальная помощь, поддержка, деятельная забота. Анна сначала с усилием, потом с возрастающим энтузиазмом принялась за дело. На Егора ни минуты не оставалось, вроде бы. Но он продолжал быть - совершенной занозой, бревном в глазу, лишним человеком, героем Анниного времени. Ее времен - нового и новейшего.

Они продолжаются пока, эти времена. Мы продолжаем переписку с Анной. Она говорит, что ей нравятся мои письма, особенно когда «про смешное». Еще говорит, что летний отдых они с мужем запланировали провести на острове Кижи, чтобы церкви и все такое. Я ей говорю, что она молодец. Я ей не говорю, что узнала по описаниям ее доброго доктора, зачем. Все и так знают, что мир тесен, любой город - большая деревня, теория шесть рукопожатий и прочие банальности.

Наталья Апрелева

© Eva.ru 2002-2022 Все права на материалы, размещенные на сайте, защищены законодательством об авторском праве и смежных правах и не могут быть воспроизведены или каким либо образом использованы без письменного разрешения правообладателя и проставления активной ссылки на главную страницу портала Ева.Ру (www.eva.ru) рядом с использованными материалами. За содержание рекламных материалов редакция ответственности не несет. Свидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77-36354 от 22 мая 2009 г. выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) v.3.4.325