Сводки с передовой

Пока папа один с четырехлетними малышами, а мама «пошла за новой лялькой в роддом», ты живешь на два фронта — тут у тебя под титей посапывает новая жизнь, а там дома — пульсирует развеселая жизнь домашней компании. Ты как на передовой — ждешь вечером от мужа, аточнее от И.О. мама, сводки с передовой.

— Вот баба Люда хочет тебе вечером помогать, тетя Клава. Эльвиры Ивановны телефон и Антонины Сергеевны… Звони им в любое время. Они сразу же приедут и помогут, — пишу я перед поездкой в роддом телефоны родных и знакомых.
— Никого мне надо! — Категорично говорит муж, — это — мои дети. Я — их отец. Буду с ними один.

Я в восторге!

И, чуть подождя:
— Я как представлю, придет тетя Клава… Штаны придется одевать. Ты же знаешь, я люблю по дому в трусах ходить.

***

От помощи моих родителей муж тоже отказался. Поэтому, немножко обидевшись, мои папа и мама устроили «киднеппинг». Отпросившись пораньше с работы, они первыми устремились в детский сад, чтобы забрать малышей.

Муж в трансе.

— Детей украли! Что я буду вечером делать?
— Ну сходи к друзьям, к Сереге. Может соберетесь и пойдете в кофейню, как раньше, — разрешаю я, хотя до этого была против всех бесцельножизненных неженатых друзей мужа.
— Неохота. Да… какие друзья. Я вот сегодня планировал поехать с малышами на автомойку. А так вечер пропал зря…
— ???

***

Муж решительно не отдавал моему папе детей, узурпируя власть над «своей кровинкой». В итоге, дедушка, получив тройняшек в законную субботу, когда у зятя лекции с утра до поздна, начал «метить» свою территорию.
— Папа, я договорилась с лошадками. На ипподроме в субботу их научат ездить.
— Ни фига подобного. Сегодня дети мои! Будем осваивать новый вид транспорта — троллейбус.

И дети полдня катались в троллейбусе по маршруту «Железнодорожный вокзал — Горбольница». Рассматривая, наверное, уставших садоводов и вылеченных или недолеченных больных.

— Папа, а у меня билеты в кукольный театр.
— А у нас по плану трамвай.
— Но зачем???
— Взрываюсь я.
— Затем! Это мой выходной. А твои дети ущербны. Дорасти до 4 лет и не ездить на трамвае… позор. Все на машинах, на машинах. Деньги вбухиваете в дорогие развлечения. Глупость.
— Ну чем автобус или трамвай лучше театра?
— Там есть кондуктор, есть водитель. Билетики продают.

Спорить бесполезно.
— У меня своя методика воспитания! Не вмешивайтесь! Теперь еще осталось автобус и маршрутное такси…

***

— Мама, а мы сегодня днем не спали! — Докладывает мне обстановку по телефону Машенька.
— Как так? А где папа?
— А он сидит и на стенку смотрит. Странный какой-то.
— А мы по нему подушками хлопаем! —
Перебивает Саша.

Муж сразу начинает жаловаться.
— Как ты их днем укладываешь? Я три часа мучился. Никакой сижу!
— Так, пострадавший, расскажите подробности.
— Издеваешься… Ну положил их по кроваткам. Сказал «Всем спать! Живо!». Закрыл дверь и пошел телек смотреть. А они, балбесы, подушками друг в друга бросают. Я опять пришел. Опять рявкнул, по попе всех побил. Ушел. Они опять режутся подушками…. Так раза четыре. Они меня вывернули наизнанку!
— Дорогой. Я делаю так. Беру матрасик и ложусь в детской на пол. Типа — мама спит. Тишина. Они вначале побесятся. А после все равно уснут.

На следующий день снова звоню. Муж просто в слезах.
— Все сделал, как ты сказала. Сам заснул. Так ведь эта бестия со второго этажа кроваток устроила прыжки. Сами не спали и мне не дали поспать!!!!

***

Звоню в восемь часов вечера домой.

Берет трубку Сережа. Поговорив с малышом и выслушав рассказ о жадинах в детском саду, прошу сына позвать папу.
— А его нет.
— А кто дома?
— Какие-то две тети. Но я звать их не буду! Я сижу дома и жду папу!
— А как их зовут?
— Я не знаю. Какие-то новые…

Я в догадках. Кто же эти тети? Звоню судорожно мужу.
— Я на встрече по работе. Некогда.
— А кто же дома?
— Да это Марина Викторовна и Ольга Петровна из бухгалтерии и орг.отдела. Они отпросились у меня на посадку картошки. А теперь прогул отрабатывают…

***

Единственный душеспаситель — связь через мобильный телефон.

Что-то долго не звонят. Подозревает мое сердце.

Звоню.
— Что делаете?
— Готовим на кухне обед! —
Радостно сообщает муж. — Точнее — суп. Точнее — харчо.
— И как же??? —
Удивляюсь я данному факту, зная страшную нелюбовь мужа к первым блюдам.
— Ну, покрошили картошки, крупы, лапши добавили. Я построгал колбасы туда. А сверху высыпал еще пельменей. И запустил сосиски. Пусть будет мясной бульон.

В принципе, отравиться таким «винегретом» невозможно, успокаиваю я себя.

Звоню через час.
— Ну как, поели суп? — Спрашиваю я. Дети хором:
— Да! Только, мамочка, это был не суп. Папа сказал, что это каша на костре. Она сильно пахла дымом.

***

Правда, не так все бывало весело, когда папа оставался один. Помню, когда детям было 10 месяцев, они активно ползали по полу, подсасывая с пола в рот что найдут, как пылесосы. Я упросила мужа остаться на полчаса, пока я сбегаю в детскую поликлинику — отнесу анализы малышей. Муж очень нервничал, что может опоздать на лекции, но согласился.

Убегаю. Прибегаю, запыханная, через сорок минут. Думаю, сейчас на меня нахлынет поток недовольства. Но муж на мое поражение добрый и просит сесть в кресло.
— Что-то случилось? — Предчувствуя что-то неладное, спрашиваю я.
— Да, малость.

Я падаю в кресло, сраженная с ног новостями.

Как только я убежала, папа начал бриться и случайно с пенкой для бритья на пол просыпалась марганцовка, случайно положенная не на то место бабушкой-чистюлей, приучавщей нас вчера мыть ванну, ополаскивая перманганатом калия. В это время в ванную и вполз Сережа. И, как коровка, лизнул кристаллики. Пока папа брился, в дверь позвонила соседка. Надя принесла по моей просьбе весы для взвешивания младенцев, увидев, что у Сережи изо рта идет розовая пена, она пулей влетела в ванную и начала промывать малышу рот, а после и желудок.

Тут же вызвала скорую, которая, слава Богу, промыв повторно желудок — ничего не нашла. Но посоветовала срочно ехать в больницу. Все это произошло ровно за 40 минут. По папиному взъерошенному виду было видно, что эти 40 минут отсутствия семейного командарма стоили ему нескольких лет.

Слава Богу, все обошлось. Теперь на фразу «и непременно помыть с марганцовочкой» — в нашем доме наложено табу.

***

Вечер, девять часов. Звонок от мужа.
— Слушай, хотел три дня назад спросить у тебя, да забывал. А что, у Мани, кроме унтов, никакой обувки нет на теплую весну?
— Ну как же. Белые туфельки.
— Я их не нашел. Унты валялись, я их надел.
— На улице же плюс 18! Бедная дочка!
— Ну жарко ей, терпит.
— Милый, — сдерживаю я себя, — посмотри в пакете, который висит в прихожей. Там вся обувь.
— Ладно. Утром посмотрю.

Чувствуя, что муж опять в утренней суматохе забудет посмотреть белые туфельки и обует бедную девочку в зимние унты, пользуюсь шансом «звонок другу». Надежный приятель Наташа Гармашова рано утром привозит спасительный пакет туфлей, кофточек, юбок и джинсов (ее Лизонька чуть старше Мани).

Вечером моя троица приезжает в роддом.

На Мани красивые розовые ботиночки, яркая куртка и … меховая шапка.
— Милый, а шапку ты зачем надел?
— Ну ты же сама сказала. И на голову что-нибудь… А Мане шапка нравится. Ну, чем она плоха?


Дарья Мосунова


Предыдущий выпуск: Самое сладкое место - постель! - Мама тройняшек о супружеском ложе