Anonymous
Дата: 25.09.21 Время: 13:04
"Так получилось, что на проходивших 17-19 сентября выборах я был наблюдателем. Я думаю, многим интересно узнать как выборы выглядят «на земле», но с обратной стороны. И поэтому поделюсь своими наблюдениями

Я живу в небольшом райцентре в Подмосковье, на выборах я был наблюдателем от партии Единая Россия, и участок мне достался «центровой» - центр города. У нас отметилось городское руководство, депутаты в государственную и региональную думу, часть из них голосовала на нашем участке. Также были крупные бизнесмены районного уровня.

При направлении передо мной были поставлены следующие задачи: отмечать открытие и закрытие участка, каждые 2 часа передавать сведения по явке. Сведения официальные – то есть я могу их брать в комиссии, а не производить альтернативный подсчет.

Также каждые 2-3 часа или если происходит что-то интересное – присылать фотографии. Все остальное – по собственному желанию, в рамках мандата наблюдателя.

Ну что, 17 числа прихожу к 7:30, нахожу председателя и отдаю ей свое направление.

Комиссия была маленькая. При полном составе в 10 человек, по болезни и другим причинам часть комиссии отсутствовала, а на участке было всего 5 человек. Часть комиссии опытная – работают на выборах уже по 8-10 лет. Трое на выборах впервые.

Минут через 5 приходит еще пара наблюдателей, уже от КПРФ. Это семейная пара, каждому из которых за 80. Он – в красной бейсболке с надписью КПРФ. У неё – также красный пакет с такой же надписью.

8:00. Председатель выходит на середину, к урне для голосования, и торжественно объявляет об открытии участка. Сразу же появляются первые избиратели – люди стараются проголосовать перед работой. «Бюджетников пригнали» - недовольно констатируют коллеги-наблюдатели. У мест выдачи бюллетеней образуются небольшие очереди.

Но вот народ потихонечку разошелся, и около 9 я иду к секретарю за своими бюллетенями – я заранее перевелся через Госуслуги на этот участок. К половине десятого прошло 50 человек.
Народ идет. Не сказать, что много, но на участке чаще кто-то есть. Кто-то быстро в кабинке делает отметка, кто-то долго изучает бюллетени и делает свой выбор.

Около полудня на участке происходит небольшое оживление – в здании два участка для голосования, и к нам забредает избиратель с соседнего участка с бюллетенями в руках. Члены комиссии вежливо говорят ему «кыш-кыш-кыш», то есть отправляют на свой участок. Все правильно – если избиратель кинет свои бюллетени к нам, то это будет трактоваться, фактически, как вброс. Проблемы могут быть как у самого избирателя, так и на участке – если потом бюллетеней в ящике будет больше, чем выдано, придется аннулировать все результаты.

В целом все проходит спокойно. Вечереет. Появляется избиратель с большим газовым ключом. Он получает свои бюллетени, идет в кабинку, затем выходит и бросает бюллетени. «А мы думали, террорист», - переглядываемся с коллегами-наблюдателями.

После него приходит мужчина, получает свои 4 бюллетеня, заполняет их, 2 кидает в урну а с двумя в руках демонстративно уходит. Я смотрю на председателя – «это его право – говорит она – он может делать с бюллетенями что хочет». Главное, для нас, чтобы с этими бюллетенями не устроили карусель.

Ждем 20:00. В это время председатель выходит на середину и объявляет участок закрытым. Работа не останавливается – надо просчитать все данные – сведения по явке по всем 4 видам бюллетеней; урна вскрывается, бюллетени аккуратно достаются «лицом вниз» и складываются в стопку, потом также аккуратно укладываются в сейф-пакет. Бюллетеней много – приходило 232 человека. Поэтому приходится задействовать 2 сейф-пакета. Члены комиссии и наблюдатели на них расписываются, составляются акты и пакеты уходят в сейф. На этом моя сегодняшняя работа завершена, а комиссия остается доделывать другие регламентные дела.

Уже дома проглядываю посты в городской группе В Контакте. Местные коммунисты пишут, что все партии сливают выборы властям, жалобы пишут одни коммунисты и уже написали больше 20 жалоб.

Складывается впечатление, что основная задача коммунистов не проведение выборов честно и в нормальном порядке, а создание шума и скандала.

Утро 18. Собираюсь, вношу изменения в свою форму одежды – где-то на теплотрассе авария, поэтому в здании для голосования не топят. Надеваю футболку, на нее водолазку, на нее кофту и сверху куртку. Выгляжу, как капуста, зато не замерзну.

Прихожу где-то в 7:45. Участок еще закрыт, но члены комиссии уже на месте. Наблюдателей-коммунистов просят убрать свой красный пакет и свою кепку КПРФ. В 8:00 участок открывается. Народу совсем мало – кто же пойдет голосовать в субботу с утра?

Разговариваю с дежурящим полицейским – у него тоже работа не сахар. Он дежурит с четверга, как начала работу комиссия, и ему дежурить до самого конца, и еще после окончания провожать комиссию с документами в ТИК.

Оживление в размеренную работу участка приносит появление большой группы с телевидением и репортерами – это пришли глава городского поселения с кандидатом и представителями бизнеса. Позирование важных лиц, глава поселения натыкается взглядом на наблюдателя от коммунистов испрашивает: «Вы наблюдатель? Есть какие замечания» Замечания находятся. Замечание – отсутствие второго сейфа. Хм, зачем он нужен, если все влезает в один?

Хороший солнечный субботний денек. Люди, вероятно, на даче. Почти никого нет.
Мирно разговариваю с наблюдателями-коммунистами.

Такое ощущение, что у них в рационе присутствует исключительно ЭтоДругин. «Зачем милицию переименовали в полицию? - вопрошают у меня – это же стоит денег? Любое переименовывание стоит денег!». Отвечаю вопросом на вопрос: «А зачем Санкт-Петербург переименовали в Ленинград?». «Может быть, наоборот?», спрашивают. «Нет – говорю - в начале XX века». «Так захотел народ!».

«А бедный Рыбинск – его-то за что 4 раза переименовывали? Это тоже народ захотел?» (Да, 4 раза) «Это другое! Понимать надо».

А вот рассматриваем плакат с кандидатами в региональную думу – «А эта – показывают мне – зачем баллотируется? Домохозяйка, дохода нет». В ответ я показываю на кандидата от КПРФ в ГосДуму – он безработный, и у него доход тоже 0. «Но он же раньше работал! Так что ЭтоДругое!».

Или еще момент: мне говорят, что коммунисты не допустят такого, что творится сейчас. А вот в советское-то время… Зато приведешь отрицательные примеры из жизни СССР – выясняется, что у власти стояли не коммунисты, а перевертыши-предатели. И началось это с Хрущева. «Странно – говорю – Хрущев пришел к власти в 1953 году, СССР развалился в 1991. То есть 1991-1953 = 38 лет (из 74, то есть больше половины) страной руководили перевертыши-предатели? А почему, если сейчас изберут коммунистов, вы решили что будет по другому?

Много жЫрной нямки для тролля досталось после того, как в разговоре всплыла фамилия «Грудинин». «А вот он – председатель совхоза» - начинают говорить мне. «Не совхоза, а ЗАО «Совхоз имени Ленина» - сразу парирую я. – давайте называть вещи своими именами». «Нет, он хороший. Он в совхозе построит за свои личные деньги школу, больницу и все остальное. И живет в обычной квартире. И получает как все.

У него нет разрыва как на капиталистических предприятиях – в сотни-тысячи раз. Все по-честному, по-коммунистически.» Открываю сайт Декларатор, нахожу информацию о доходе Грудинина в 156 миллионов за год и спрашиваю: «То есть у него любой тракторист и доярка не меньше 15 миллионов в год получают? То есть зарплаты больше миллиона в месяц?»

По реакции понятно, что только сейчас они начинают прикидывать размеры сказки. «Ну, наверное, у него все-таки в 100 раз больше. Но он все равно хороши, и на свои деньги все построил сам» - уходит рассказ на очередной круг. Понятно – у людей нет критического мышления.

Пока суть да дело – время близится к вечеру. В 20 часов уже рутинно закрывается участок, бюллетени перемещаются в отдельный сейф-пакет, в отдельный сейф-пакет отправляются бюллетени из голосования на дому – я на выход не ходил, на дому проголосовало 3 человека. И я с чистой совестью ухожу домой.

Утро 19. Собираюсь, понимая, что никому не известно, во сколько приду домой. На участке идет спокойная, размеренная работа без происшествий.

Запомнился избиратель, который получил бюллетень, посмотрел, подошел к председателю и спросил: «А я ни за кого из этих пассажиров голосовать не хочу. Что мне делать?». «Сделайте как считаете нужным» - говорит председатель. Избиратель все-таки кидает бюллетени в урну.

После 18 часов уже почти никто не приходит. Члены комиссии начинаю подсчитывать книги избирателей. В 20:00 участок объявляется закрытым, и сразу после этого объявления заходит человек с паспортом. «Я хочу проголосвать» - сообщает он. «Вы опоздали».

Вызуально – почти ничего не происходит. Члены комиссии сидят на своих местах и что-то делают. Но вот они закончили свои подсчеты, и начинается движуха – неиспользованные ими бюллетени сдаются секретарю по акту с полным пересчетом. Потом все пересчитанные бюллетени гасятся – у них отрезается левый нижний угол – и кладутся в сейф-пакет. А вы попробуйте отрезать левый нижний угол у более чем 2400 бюллетеней! Этим занимаются члены комиссии и ножницы у одного из них падут смертью храбрых.

Считаем, сколько бюллетеней было выдано за 17 число. Вскрываем сейф-пакеты и пересчитываем. Бюллетеней меньше. Это хорошо, это не страшно. Если бы их, вдруг, оказалось бы больше все бюллетени за 17 число были бы признаны недействительными.

Пересчитываем бюллетени из сейф-пакета за 18. Тут тоже без происшествий. А дальше начинается самое интересное и веселое. Достаются бюллетени из урн, также складываются стопочкой, а потом начинается сортировка на 4 пачки – зеленые с маркой, зеленые без марки, синие с маркой, синие без марки. Комиссия устала – это у меня третий день, а у них-то уже четвертый! С цветами проблем нет, зато совершаются ошибки – то бюллетень с маркой положат в стопку без марок, то наоборот. Естественно, с шуточками и прибауточками эти ошибка сразу же исправляются – в противном случае мы создадим себе больше работы, потому что придется исправлять результаты.

Разложили бюллетени по стопочкам – а теперь пошла сортировка по результатам. Берется бюллетень, осматривается, «ведущий» оглашает выбор или говорит «недействителен». Бюллетень берется другим членом комиссии, который ближе к стопке кандидата, еще раз осматривается и только тогда кладется в стопку кандидата. Я сижу около стола, рядом со стопкой недействительных, поэтому имею полную возможность рассмотреть народное творчество во всем его разнообразии. Но так как я наблюдатель – не имею права даже касаться бюллетеней. Поделили бюллетени по стопкам – начинается подсчет. После подсчета результаты вписываются карандашом в протокол на стене. После окончания пересчета председатель с секретарем дозаполняют протокол, а остальные члены комиссии распихивают эти ранее просчитанные бюллетени в сейф-пакет и берут следующую пачку. Образуется небольшая пауза – ждем, пока секретарь и председатель закончат с предыдущим договором.

Аналогично считаются и все остальные пачки. Некоторые партии и кандидаты не получают ни одного голоса.

При подсчете голосов за ЕР и КПРФ наблюдатели-коммунисты становятся более внимательными, и каждый раз выражают прямо неподдельное изумление, когда оказывается, что ЕР и их кандидаты получают голосов больше, чем КПРФ.

В результате все подсчитано, данные переданы, копии протоколов получены. С соседнего участка слышны названия партий – мы их обогнали на целую пачку, хотя у них избирателей меньше. Я машу комиссии руками – а им еще все относить в ТИК, для них выборы еще не закончились. На часах 3:00. Все. Бегом домой – и спать.

Утром, не приходя в сознание, бегу на работу. Пришедшая позже коллега спрашивает: «Как выборы? Я знакомых опросила – за ЕР никто не голосовал». «Знаешь - говорю – а они обошли коммунистов. И наблюдатели от коммунистов в этом убедились и с их стороны нет возражений и жалоб. Результаты по нашему участку – близки к результатам по городу и не сильно отличаются от результатов по стране». Так что опрос знакомых – это не тот метод, чтобы делать выводы.

В общем, «я на выборы (наблюдателем) никогда не ходил, но в следующий раз обязательно пойду» - это интересно, хотя это не легкая прогулка, а достаточно серьезный труд.

Люди!

Не хотите ни за кого голосовать – лучше не портите бюллетени. Толку никакого, а комиссии только работа добавляется.

За сим разрешите откланяться."

https://vk.com/wall-172055407_150088