стихи о войне

Открыть тему в окнах

  • Девочки, помогите с идеями. В школе предстоит конкурс. Тема - Великая Отечественная война. Дочь в 7 классе. Хочется найти стихи какие-то необыкновенные, не очень популярные, требование - стихотворение должно быть большое. Сейчас сижу, ищу в интернете. Конечно, первое, что приходит на ум - "Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины" Симонова, но думаю, что об этом стихотворении вспомню не только я. Мне лично хочется, чтобы автор была женщина (но не обязательно) пока вот что зацепило http://militera.lib.ru/poetry/russian/berggolts/25.html
    может, еще какие-то идеи будут? Очень буду благодарна.
  • Anonymous
    24.09 12:16
    #69576862
    ответ на #69576501
    Мне вот это нравится.
    Юлия Друнина
    ЗИНКА
    Памяти однополчанки – Героя Советского Союза Зины Самсоновой.
    1.
    Мы легли у разбитой ели,
    Ждем, когда же начнет светлеть.
    Под шинелью вдвоем теплее
    На продрогшей, сырой земле.
    - Знаешь, Юлька, я против грусти,
    Но сегодня она не в счет.
    Где-то в яблочном захолустье
    Мама, мамка моя живет.
    У тебя есть друзья, любимый,
    У меня лишь она одна.
    Пахнет в хате квашней и дымом,
    За порогом бурлит весна.
    Старой кажется: каждый кустик
    Беспокойную дочку ждет.
    Знаешь, Юлька, я против грусти,
    Но сегодня она не в счет…
    Отогрелись мы еле-еле,
    Вдруг нежданный приказ: «Вперед!»
    Снова рядом в сырой шинели
    Светлокосый солдат идет.

    2.
    С каждым днем становилось горше,
    Шли без митингов и знамен.
    В окруженье попал под Оршей
    Наш потрепанный батальон.
    Зинка нас повела в атаку,
    Мы пробились по черной ржи,
    По воронкам и буеракам,
    Через смертные рубежи.
    Мы не ждали посмертной славы,
    Мы хотели со славой жить.
    …Почему же в бинтах кровавых
    Светлокосый солдат лежит?
    Ее тело своей шинелью
    Укрывала я, зубы сжав,
    Белорусские ветры пели
    О рязанских глухих садах.

    3.
    - Знаешь, Зинка, я против грусти,
    Но сегодня она не в счет.
    Где-то в яблочном захолустье
    Мама, мамка твоя живет.
    У меня есть друзья, любимый,
    У нее ты была одна.
    Пахнет в хате квашней и дымом,
    За порогом бурлит весна.
    И старушка в цветастом платье
    У иконы свечу зажгла.
    Я не знаю, как написать ей,
    Чтоб тебя она не ждала…
  • 24.09 14:22
    #69579039
    ответ на #69576862
    Вы меня опередили!!!
    Мне очень это стихотворение нравтся и учится легко, я, в свое время, пару раз всего прочитала, а помню до сих пор.
  • 24.09 14:38
    #69579316
    ответ на #69576501
    Не женщина, Константин Симонов, одно из моих любимейших стихотворений
    Дом в Вязьме

    Я помню в Вязьме старый дом.
    Одну лишь ночь мы жили в нём.

    Мы ели то, что бог послал,
    И пили, что шофёр достал.

    Мы уезжали в бой чуть свет.
    Кто был в ту ночь, иных уж нет.

    Но знаю я, что в смертный час
    За тем столом он вспомнил нас.

    В ту ночь, готовясь умирать,
    Навек забыли мы, как лгать,

    Как изменять, как быть скупым,
    Как над добром дрожать своим.

    Хлеб пополам, кров пополам -
    Так жизнь в ту ночь открылась нам.

    Я помню в Вязьме старый дом.
    В день мира прах его с трудом

    Найдём средь выжженных печей
    И обгорелых кирпичей,

    Но мы складчину соберём
    И вновь построим этот дом,

    С такой же печкой и столом
    И накрест клееным стеклом.

    Чтоб было в доме всё точь-в-точь
    Как в ту нам памятную ночь.

    И если кто-нибудь из нас
    Рубашку другу не отдаст,

    Хлеб не поделит пополам,
    Солжёт, или изменит нам,

    Иль, находясь в чинах больших,
    Друзей забудет фронтовых,

    Мы суд солдатский соберём
    И в этот дом его сошлём.

    Пусть посидит один в дому,
    Как будто завтра в бой ему,

    Как будто, если лжёт сейчас,
    Он, может, лжёт в последний раз,

    Как будто хлеба не даёт
    Тому, кто к вечеру умрёт,

    И палец подаёт тому,
    Кто завтра жизнь спасёт ему.

    Пусть вместо нас лишь горький стыд
    Ночь за столом с ним просидит.

    Мы, встретясь, по его глазам
    Прочтём: он был иль не был там.

    Коль не был, - значит, круг друзей,
    На одного ещё тесней.

    Но если был, мы ничего
    Не спросим больше у него.

    Он вновь по гроб нам будет мил,
    Пусть честно скажет: - Я там был.
  • 24.09 14:44
    #69579414
    ответ на #69576501
    И еще одно, о женщине на войне, но автор тоже не женщина
    Русской женщине

    Михаил Исаковский



    ...Да разве об этом расскажешь

    В какие ты годы жила!

    Какая безмерная тяжесть

    На женские плечи легла!..



    В то утро простился с тобою

    Твой муж, или брат, или сын,

    И ты со своею судьбою

    Осталась один на один.



    Один на один со слезами,

    С несжатыми в поле хлебами

    Ты встретила эту войну.

    И все - без конца и без счета -

    Печали, труды и заботы

    Пришлись на тебя на одну.



    Одной тебе - волей-неволей -

    А надо повсюду поспеть;

    Одна ты и дома и в поле,

    Одной тебе плакать и петь.



    А тучи свисают все ниже,

    А громы грохочут все ближе,

    Все чаще недобрая весть.

    И ты перед всею страною,

    И ты перед всею войною

    Сказалась - какая ты есть.



    Ты шла, затаив свое горе,

    Суровым путем трудовым.

    Весь фронт, что от моря до моря,

    Кормила ты хлебом своим.



    В холодные зимы, в метели,

    У той у далекой черты

    Солдат согревали шинели,

    Что сшила заботливо ты.



    Бросалися в грохоте, в дыме

    Советские воины в бой,

    И рушились вражьи твердыни

    От бомб, начиненных тобой.



    За все ты бралася без страха.

    И, как в поговорке какой,

    Была ты и пряхой и ткахой,

    Умела - иглой и пилой.



    Рубила, возила, копала -

    Да разве всего перечтешь?

    А в письмах на фронт уверяла,

    Что будто б отлично живешь.



    Бойцы твои письма читали,

    И там, на переднем краю,

    Они хорошо понимали

    Святую неправду твою.



    И воин, идущий на битву

    И встретить готовый ее,

    Как клятву, шептал, как молитву,

    Далекое имя твое...
  • Anonymous
    24.09 15:26
    #69580250
    Вот еще нравится. Ведь война коснулась всех. Старых и малых. Не только молодых, красивых и образованных. И многие такие крестьянки внесли свою лепту в Победу.
    Она защищает \" Родину\"

    Я весь свой век жила в родном селе,
    Жила, как все,— работала, дышала,
    Хлеба растила на своей земле
    И никому на свете не мешала.
    И жить бы мне спокойно много лет,—
    Женить бы сына, пестовать внучонка...
    Да вот, поди, ж нашелся людоед —
    Пропала наша тихая сторонка!
    Хлебнули люди горя через край,
    Такого горя, что не сыщешь слова.
    Чуть что не так — ложись и помирай:
    Всё у врагов для этого готово;
    Чуть что не так — петля да пулемет,
    Тебе конец, а им одна потеха...
    Притих народ. Задумался народ.
    Ни разговоров не слыхать, ни смеха.
    Сидим, бывало,— словно пни торчим...
    Что говорить? У всех лихая чаша.
    Посмотрим, друг на друга, помолчим
    Слезу смахнем — и вся беседа наша.
    Замучил, гад. Замордовал, загрыз...
    И мой порог беда не миновала.
    Забрали всё. Одних мышей да крыс
    Забыли взять. И всё им было мало
    Пришли опять. Опять прикладом в дверь,—
    Встречай, старуха, свору их собачью...
    «Какую ж это, думаю, теперь
    Придумал Гитлер для меня задачу?»
    А он придумал: «Убирайся вон!
    Не то,— грозят,— раздавим, словно муху...»
    «Какой же это,— говорю,— закон —
    На улицу выбрасывать старуху?
    Куда ж идти? Я тут весь век живу...»
    Обидно мне, а им того и надо:
    Не сдохнешь, мол, и со скотом в хлеву,
    Ступай туда,— свинья, мол, будет рада.
    «Что ж,— говорю,— уж лучше бы свинья,—
    Она бы так над старой не глумилась.
    Да нет ее. И виновата ль я,
    Что всех свиней сожрала ваша милость?»
    Озлился, пес,— и ну стегать хлыстом!
    Избил меня и, в чем была, отправил
    Из хаты вон... Спасибо и на том,
    Что душу в теле все-таки оставил.
    Пришла в сарай, уселась на бревно.
    Сижу, молчу — раздета и разута.
    Подходит ночь. Становится темно.
    И нет старухе на земле приюта.
    Сижу, молчу. А в хате той порой
    Закрыли ставни, чтоб не видно было,
    А в хате — слышу — пир идет горой,—
    Стучит, крючит, гуляет вражья сила.
    «Нет, думаю, куда-нибудь уйду,
    Не дам глумиться над собой злодею!
    Пока тепло, авось не пропаду,
    А может быть, и дальше уцелею...»
    И долог путь, а сборы коротки:
    Багаж в карман, а за плечо — хворобу.
    Не напороться б только на штыки,
    Убраться подобру да поздорову.
    Но, знать, в ту ночь счастливая звезда
    Взошла и над моею головою:
    Затихли фрицы — спит моя беда,
    Храпят, гадюки, в хате с перепою.
    Пора идти. А я и не могу,—
    Целую стены, словно помешалась...
    «Ужели ж всё пожертвовать врагу,
    Что тяжкими трудами доставалось?
    Ужели ж, старой, одинокой, мне
    Теперь навек с родным углом проститься,
    Где знаю, помню каждый сук в стене
    И как скрипит, какая половица?
    Ужели ж лиходею моему
    Сиротская слеза не отольется?
    Уж если так, то лучше никому
    Пускай добро мое не достается!
    Уж если случай к этому привел,
    Так будь что будет — лучше или хуже!»
    И я дубовый разыскала кол
    И крепко дверь притиснула снаружи.
    А дальше, что же, дальше — спички в ход,—
    Пошел огонь плести свои плетенки!
    А я — через калитку в огород,
    В поля, в луга, на кладбище, в потемки.
    Погоревать к покойнику пришла,
    Стою перед оградою сосновой:
    — Прости, старик, что дом не сберегла,
    Что сына обездолила родного.
    Придет с войны, а тут — ни дать ни взять,
    В какую дверь стучаться — неизвестно...
    Прости, сынок! Но не могла я стать
    У извергов скотиной бессловесной.
    Прости, сынок! Забудь отцовский дом,
    Родная мать его не пощадила —
    На всё пошла, но праведным судом
    Злодеев на погибель осудила.
    Жестокую придумала я месть —
    Живьем сожгла, огнем сжила со света!
    Но если только бог на небе есть —
    Он все грехи отпустит мне за это.
    Пусть я стара, и пусть мой волос сед,—
    Уж раз война, так всем идти войною...
    Тут подошел откуда-то сосед
    С ружьем в руках, с котомкой за спиною.
    Он осторожно посмотрел кругом,
    Подумал, молча, постоял немного,
    «Ну, что ж,— сказал,— Антоновна, идем!
    Видать, у нас теперь одна дорога...»
    И мы пошли. Сосед мой впереди,
    А я за ним заковыляла сзади.
    И вот, смотри, полгода уж, поди
    Живу в лесу у партизан в отряде.
    Варю обед, стираю им белье,
    Чиню одёжу — не сижу без дела.
    А то бывает, что беру ружье,—
    И эту штуку одолеть сумела.
    Не будь я здесь — валяться б мне во рву,
    А уж теперь, коль вырвалась из плена,
    Своих врагов и впрямь переживу,—
    Уж это так. Уж это непременно.
  • Партизанке Тане А. Барто

    Избивали фашисты и мучали,
    Выгоняли босой на мороз.
    Были руки веревками скручены,
    Пять часов продолжался допрос.

    На лице твоем шрамы и ссадины,
    Но молчанье ответом врагу...
    Деревянный помост с перекладиной,
    Ты босая стоишь на снегу.

    Нет, не плачут седые колхозники,
    Утирая руками глаза,—
    Это просто с мороза, на воздухе
    Стариков прошибает слеза.

    Юный голос звучит над пожарищем,
    Над молчаньем морозного дня:
    — Умирать мне не страшно, товарищи,
    Мой народ отомстит за меня!

    Юный голос звучит над пожарищем:
    — Умирать мне не страшно товарищи.
  • 24.09 18:25
    #69583199
    ответ на #69576501
    ШКОЛЬНЫЕ МОИ ТОВАРИЩИ

    Вы зарыты, смяты, скошены,
    Не найти вас, мир обшаривши.
    Мальчики мои хорошие,
    Школьные мои товарищи.
    Вы в лугах в соцветья вяжетесь,
    В синь лесами рвётесь рослыми…
    Вы мне маленькими кажетесь.
    А тогда казались взрослыми.
    Вас не давит время ношею,
    Нас от утра к утру старящей,
    Мальчики мои хорошие,
    Школьные мои товарищи.
    Снег лежал на лбах остуженных,
    В пустоте разрывы ухали…
    Сколько здесь их, ваших суженых,
    Увядает вековухами!
    И твердит, гордясь живучестью,
    Хлыщ, не нюхавший Германии:
    — Мало нас, одна соскучишься.
    Ты цени моё внимание!.. —
    Чья любовь, в несчастье брошена,
    Вас звала сквозь стыд свой шпарящий,
    Мальчики мои хорошие,
    Школьные мои товарищи?..
    Как принцесса в сказке маминой,
    Дочь её идёт за песнями.
    Не обидь! Стеною каменной
    За неё они — ровесники.
    Как за нас в том адском крошеве,
    Во всесветном том пожарище,
    Мальчики мои хорошие,
    Школьные мои товарищи.

    Ирина Снегова
  • 24.09 20:51
    #69585536
    У Юлии Друниной очень много пронзительных стихов о войне, она ведь воевала. Посмотрите по ссылке: http://juliadrunina.narod.ru/war.html
  • 27.09 22:43
    #69667190
    ответ на #69579316
    А я вот это люблю Симонова:

    Когда на выжженном плато
    Лежал я под стеной огня,
    Я думал: слава богу, что
    Ты так далеко от меня,
    Что ты не слышишь этот гром,
    Что ты не видишь этот ад,
    Что где-то в городе другом
    Есть тихий дом и тихий сад,
    Что вместо камня – там вода,
    А вместо грома – кленов тень
    И что со мною никогда
    Ты не разделишь этот день.
    Но стоит встретиться с тобой –
    И я хочу, чтоб каждый день,
    Чтоб каждый час и каждый бой
    За мной ходила ты как тень.
    Чтоб ты со мной делила хлеб,
    Делила горести до слез,
    Чтоб слепла ты, когда я слеп,
    Чтоб мерзла ты, когда я мерз,
    Чтоб страхом был твоим – мой страх,
    Чтоб гневом был твоим – мой гнев,
    Мой голос – на твоих губах
    Чтоб был, едва с моих слетев,
    Чтоб не сказали мне друзья,
    Все разделявшие в судьбе:
    «Она вдали, а рядом – я,
    Что эта женщина тебе?
    Ведь не она с тобой была
    В тот день в атаке и пальбе.
    Ведь не она тебя спасла, -
    Что эта женщина тебе?
    Зачем теперь все с ней да с ней,
    Как будто в горе и в беде
    Всех заменив тебе друзей,
    Она с тобой была везде?»
    Чтоб я друзьям ответить мог:
    «Да, ты не видел, как она
    Лежала, съежившись в комок,
    Там, где огонь был как стена,
    Да, ты забыл, она была
    Со мной три самых черных дня,
    Она тебе там помогла,
    Когда ты вытащил меня.
    И за спасение мое,
    Когда я пил с тобой вдвоем,
    Она – ты не видал ее –
    Сидела третьей за столом».
  • 28.09 08:56
    #69672031
    ответ на #69580710
    мы его в школе учили.
  • 28.09 13:32
    #69680559
    У Ахматовой есть стихи о войне. http://literature.do.am/publ/9-1-0-29
  • 28.09 13:51
    #69681147
    Роберт Рождественский Баллада о красках
    Был он рыжим,
    как из рыжиков рагу.
    Рыжим,
    словно апельсины на снегу.
    Мать шутила,
    мать веселою была:
    «Я от солнышка сыночка родила...»
    А другой был чёрным-чёрным у неё.
    Чёрным,
    будто обгоревшее смолье.
    Хохотала над расспросами она,
    говорила:
    «Слишком ночь была черна!..»
    В сорок первом,
    в сорок памятном году
    прокричали репродукторы беду.
    Оба сына, оба-двое, соль Земли —
    поклонились маме в пояс.
    И ушли.
    Довелось в бою почуять молодым
    рыжий бешеный огонь
    и черный дым,
    злую зелень застоявшихся полей,
    серый цвет прифронтовых госпиталей.
    Оба сына, оба-двое, два крыла,
    воевали до победы.
    Мать ждала.
    Не гневила,
    не кляла она судьбу.
    Похоронка
    обошла её избу.
    Повезло ей.
    Привалило счастье вдруг.
    Повезло одной на три села вокруг.
    Повезло ей.
    Повезло ей!
    Повезло!—
    Оба сына
    воротилися в село.
    Оба сына.
    Оба-двое.
    Плоть и стать.
    Золотистых орденов не сосчитать.
    Сыновья сидят рядком — к плечу плечо.
    Ноги целы, руки целы — что еще?
    Пьют зеленое вино, как повелось...
    У обоих изменился цвет волос.
    Стали волосы —
    смертельной белизны!
    Видно, много
    белой краски
    у войны.
  • 28.09 21:59
    #69695407
    В.С. Высоцкий "Стихотворение о конце войны".
    Сбивают из досок столы во дворе,
    Пока не накрыли - стучат в домино.
    Дни в мае длиннее ночей в декабре,
    Но тянется время - и все решено.
    Вот уже довоенные лампы горят вполнакала -
    И из окон на пленных глазела Москва свысока...
    А где-то солдат еще в сердце осколком толкало,
    А где-то разведчикам надо добыть "языка".
    Вот уже обновляют знамена. И строят в колонны.
    И булыжник на площади чист, как паркет на полу.
    А все же на Запад идут и идут эшелоны.
    И над похоронкой заходятся бабы в тылу.
    Не выпито всласть родниковой воды,
    Не куплено впрок обручальных колец -
    Все смыло потоком народной беды,
    Которой приходит конец наконец.
    Вот со стекол содрали кресты из полосок бумаги.
    Вот и шторы - долой! Затемненье уже ни к чему.
    А где-нибудь спирт раздают перед боем из фляги,
    Он все выгоняет - и холод, и страх, и чуму.
    Вот от копоти свечек уже очищают иконы.
    И душа и уста - и молитву творят, и стихи.
    Но с красным крестом все идут и идут эшелоны,
    Хотя и потери по сводкам не так велики.
    Уже зацветают повсюду сады.
    И землю прогрело, и воду во рвах.
    И скоро награда за ратны труды -
    Подушка из свежей травы в головах.
    Уже не маячат над городом аэростаты.
    Замолкли сирены, готовясь победу трубить.
    А ротные все-таки выйти успеют в комбаты,
    Которых пока еще запросто могут убить.
    Вот уже зазвучали трофейные аккордеоны,
    Вот и клятвы слышны жить в согласье, любви,
    без долгов,
    А все же на Запад идут и идут эшелоны,
    А нам показалось, совсем не осталось врагов.
  • 29.09 10:22
    #69704218
    ответ на #69576862
    ...и меня тоже. Очень за душу берет
  • Девочки всем большое спасибо. будет дочь теперь выбирать
Поделиться с друзьями