Серия 8. Кулаком по лбу или скандальный осмотр

- Вы вообще смотрите куда плывете? Вы не на курорте, это бассейн, и кроме вас, между прочим, здесь еще людей полно, - мужчина потирал лоб, одновременно вылавливая слетевшие очки и пытаясь удержаться на воде.

Серия 8. Кулаком по лбу или скандальный осмотр

- Бога ради простите. Я не нарочно. Я тоже на спине плыла. Сильно я вас ударила? - как неудобно. Вот хоть прямо возьми и утони со стыда – и концы в воду.

- Честно говоря, рука у вас тяжеловата для девушки, - мой собеседник уже почти пришел в себя. - Ваш удар чуть было не отправил меня на дно бассейна. Впредь будьте осторожнее, а то, и правда, зашибете кого-нибудь. Он поправил очки и, довольно изящно нырнув, поплыл дальше, правда, метров через 10 перешел на соседнюю дорожку, а потом и на следующую – от меня подальше.

Честно говоря, спортсменка из меня не очень, но в воде я чувствую себя как рыба. Тем обиднее неожиданно ощутить себя неуклюжей морской коровой. С другой стороны, не так сильно я его ударила, чтобы так возмущаться. Сильный мужик, тренируется каждый день, а возмущения, как у капризной дамы. В общем, удовольствие от утренней тренировки было испорчено, и я, пробултыхавшись еще минут 10, ушла в раздевалку. Приеду раньше на работу – выпью кофе перед приемом. Но и кофе, как оказалось, мне не полагался.

Прямо на пороге медцентра меня встретила администратор Марина, от волнения придерживая себя руками за щеки.

- Елена Михайловна! Тут с утра такое! Отец пациентки вашей, Дарины М., приходил. Он жалобу на вас написал и так шумел здесь – ужас просто. Хорошо, что вас не застал.

Дарина М. была у меня два дня назад. Темноглазая девушка, 18 лет, девственница. Пришла с жалобами на боли и выделения и не на шутку испугалась, когда я предложила ей пройти осмотр. Пришлось объяснять, что девственниц гинекологи тоже осматривают, правда, особым способом (через прямую кишку), что я буду крайне аккуратна в своих действиях, возьму необходимые анализы и отпущу ее домой. Мы проделали все нужные манипуляции, Дарина спокойно ушла, и я, честно говоря, совершенно не могу взять в толк, чем возмущен ее отец.

- Он говорил, что здесь работают не врачи, а… я забыла слово.

- Эскулапы, коновалы и безграмотные пэтэушницы. Вот что я говорил, – раздался за моей спиной низкий уверенный голос. – И это нехорошо, что я вас не застал с утра. Это очень плохо, что вас нет на рабочем месте, когда приходят посетители. Развели бардак, и думаете, управы на вас нет? Так я найду. Я сделаю так, что вы не только здесь работать не будете, а вообще из медицины уйдете. Я специально вторично заехал - на вас посмотреть.

- Елена Михайловна, к вашим услугам. Если вы хотите не только посмотреть, но и поговорить со мной, нам будет удобнее пройти в мой кабинет.

Я обернулась с вежливой улыбкой, намереваясь, насколько возможно, сгладить его негативные эмоции и застыла на месте: передо мной возвышался чуть было не утопленный мною в бассейне седовласый спортсмен. Надо отдать себе должное – мне удалось поразить его второй раз за день. И этот второй шок – от встречи в медицинском центре – был куда сильнее, чем от удара по лбу. По крайней мере, молчал он гораздо дольше и просто жег меня темными Дариниными глазами.

- Нет слов. Это именно тот случай. Вы, оказывается, на все руки мастерица. И на воде, так сказать, чемпион, и на работе – черте что, а не доктор. Даже не знаю теперь, стоит ли мне вообще с вами говорить. Впрочем, проблему я обозначу. Может быть, вы не заметили во время приема, но моя дочь – девственница. Ее воспитывали в строгости, и она ценит свою непорочность. Ей посоветовали обратиться в «Лечу» потому, что у этой сети отличная репутация. И вот она в действии – ей попадается безалаберный врач, который сажает ее на кресло, и трогает, как обычную шлюху, вопреки всем медицинским канонам. Впрочем, ничего иного именно от вас и ожидать не стоило. Моя жалоба уже у вашего руководства. И я добьюсь, чтобы вы получили заслуженное взыскание. А еще лучше, чтобы вы вообще перестали ставить опыты с людьми. Вас к ним и подпускать опасно! – он так хлопнул дверью, что посыпалась штукатурка.

В кабинете у Главного врача мне пришлось объясняться:

- Евгений Анатольевич, я прекрасно знаю все протоколы и правила осмотра. Я ничего не нарушила. Я не совсем понимаю, почему такая реакция.

- Елена Михайловна, ситуация действительно неприятная. Отец пациентки утверждает, что вы нанесли его дочери моральный вред, проведя осмотр на гинекологическом кресле. Для разрешения данного конфликта мы будем привлекать экспертов отдела контроля качества. Они должны будут вынести решение об обоснованности ваших действий.

Отдел контроля качества – это наше ноу-хау. Благодаря его работе, пациенты всегда могут быть уверены в том, что врач не бесконтролен и его действия будут проверены независимыми специалистами. В отделе контроля работают отличные врачи-эксперты, они профессиональны, беспристрастны, знают свое дело. Я была уверена в своей правоте, но мне было очень неприятно оказаться в позиции обвиняемого в непрофессионализме.

- Мы будем ждать вердикта от отдела контроля качества, а пока я порекомендую вам быть предельно внимательной в вашей работе.

Не день, а квинтэссенция невезения. Может быть, мне и правда стоит на время ограничить контакты с людьми? Весь оставшийся вечерний прием я невольно прокручивала ситуацию снова и снова и ушла домой в расхристанных чувствах.

Мама поила меня чаем и выпытывала подробности:

- Леночка, ведь ты ничего не нарушила. Верно? И девочка эта совершеннолетняя. Если ей что-то не понравилось, могла бы и сразу сказать, и потом пожаловаться. Ну, папа-то ее причем? Глупость ведь, правда? Ты и не расстраивайся из-за глупости.

- Мамуль, ты главное сама не нервничай. Жалобы - это нормально. Эта не первая и не последняя. Я в своих действиях уверена. Мое руководство действует строго по регламенту. Наш отдел контроля качества – серьезная структура. Они не встают ни на чью сторону: не защищают врачей и не лебезят перед пациентами. В их вердикте я уверена. А вот то, что я сегодня утром огрела потенциального жалобщика по голове, меня очень беспокоит. На его месте я бы теперь рогом уперлась, а обидчицу бы наказала. И ведь такая ситуация глупая: мне и стыдно перед ним ужасно, и неправой я себя не считаю. Вот потому я, как ты говоришь, и расстраиваюсь. А скорее даже раздваиваюсь – так ближе к сути.

- Не можешь ты без афоризмов, - когда мама улыбается, она становится совсем молодой. – Ничего, отойдет он, мужчина этот. И лоб у него заживет, и за дочку свою он переживать перестанет. Поверь мне. Отцы они все такие – вспыльчивые. А как, кстати, Сережа твой? Как у вас с ним? Ты не говоришь мне ничего…

- С Сережей у вас лучше, чем у нас, мам. Он к тебе регулярно заходит, приводит Никиту из сада, чай пьет. Ты о нем больше меня знаешь. Что у вас с Сережей, мам?

- Ну, девочку ту, из-за которой вы расстались, он бросил. В фирму новую устроился. С Соней много времени проводит. Говорит, что скучает по тебе очень. Может быть, вам, наконец, поговорить по-человечески?

- Поговорим, мамуль, обязательно поговорим. Вот только повод какой-нибудь найдется – и сразу поговорим.

Сказала – и как напророчила. Не раз потом вспомнила я этот повод… Уж лучше б их никогда не было, поводов таких.

А в тот вечер я задумалась как раз о поводах. Зачем они нужны людям? Для знакомства, для ссоры, для звонка, для примирения? Почему нельзя знакомиться, потому что понравились друг другу; расставаться, потому что надоели; звонить, потому что соскучились; а писать, потому что есть чем поделиться?

Все серии можно прочитать ЗДЕСЬ.

Ссылки по теме:

Первый печатный интернет-сериал «О чем молчат женщины»

Читайте нас в Facebook и Instagram

Рассказать друзьям