Сколько стен у комнаты или разрешите с вами не знакомиться

Я пытался выслушать и понять. Лишь злился.
А потом вдруг решился ее обнять – и влюбился.


- Я не нуждаюсь в помощи, понимаете? Мне хорошо. Мне так хорошо, как не было никогда. Я пытаюсь заниматься любимым делом, пишу, много думаю, у меня, наконец-то, появилось время. Мне 34 года и как минимум 33 из них времени у меня не было. Сначала меня растили и занимали, потом учили и развивали, потом нагружали и заставляли, потом ломали и переделывали. Я все время куда-то бежала и пыталась соответствовать. И только сейчас мне спокойно. Я делаю только то, что я хочу. Разве это не есть счастье?

Сколько стен у комнаты или разрешите с вами не знакомиться

- А чего вы хотите? – вопрос был вымученный, мне просто необходимо было спросить о чем-то эту худенькую женщину с всклокоченными волосами, в пижаме и теплой вязаной кофте с плеча ее бабушки.

- Я хочу покоя. Я хочу, чтобы никто ко мне не приходил, не звонил, не заставлял. Это мой выбор. Этот мир высосал из меня все соки. Мало того - он меня не принял. Родители умерли, детей не нажила. Мужчинам я не нужна. Работа – глупая необходимость ездить куда-то на метро, чтобы в конце месяца иметь средства на новый проездной. Даже друзья, как оказалось, не помогают, а добивают. Зачем Лариса отправилась в ваш центр? Зачем заставила вас прийти сюда? Передайте ей, что у меня все отлично. Пусть даже не надеется сделать мне еще больнее.

- Еще больнее? Что вы имеете в виду? Уверяю вас, я не буду ни о чем говорить с вашей подругой.

- Подругой? Громкое слово, пустое. Со словами надо быть осторожнее. У нее муж и двое детей. Они зовут меня в гости на Новый Год, как сиротку, подарки под елку кладут, словно мне восемь и я в Деда Мороза верю. А я знаю, что зовут меня из жалости. Знают, что если не позвать, я буду сидеть одна у елки и даже шампанское открыть не смогу. Добрые они, понимаете? А мне тошно – хоть на стену лезь. И я подумала, а что ее бояться, елки то этой? Может не так и плохо возле нее одной? И угадала. Не плохо. Замечательно.

- Одиночество – не самое комфортное состояние для человека. Мы все, так или иначе, вращаемся в социуме, нам необходимы близкие, родные люди, личные отношения, в конце концов.

- Знаете, я ведь не всегда одна была. Были у меня близкие люди, мужчины естественно. Целых двое. Я любила их, честно. Первый все уговаривал меня похудеть. Без проблем – похудела так, что спать стало неудобно. Кости мешали. А ему все не то. Тебе, говорит, волосы надо в черный цвет покрасить и постричь. Отрезала и волосы. А только он все равно ушел. И знаете к кому? К худой, чернявой, коротко стриженной и ростом 1 метр 52 см. А во мне все 170. Ну не могла я его удержать – не ноги же резать. Пострадала я какое-то время. Потом успокоилась, забыла.

А потом и второй появился. Мечта, а не мужик. Этого и волосы и размеры мои устраивали. Все размеры. И особенно – размер дивана в гостиной. Как лег он на него в один прекрасный день – так и вставать перестал. Депрессия у него открылась – как раз по вашей части. Я, говорит, не могу себя рядом с тобой найти. У тебя все хорошо, работа, подруги, планы, а мне во всем этом места нет. Я вокруг него прыгала, как клоун-эквилибрист. В театры звала, белье покупала, друзей звала на вечеринки. А только в один прекрасный день он тоже встал с дивана и ушел. И знаете, что сказал мне на прощанье? Я от тебя устал, сказал он. Тебя слишком много. И дверь закрыл, ключом, с той стороны. Вот тогда я впервые подумала – а как было бы хорошо, если бы я ее и вовсе больше не открывала?... Что-то мне холодно, и спать хочется. Вы не могли бы уйти? Вы мне в тягость.

- Вот такой у нас с ней вышел первый разговор, Елена Михайловна. Я понимаю, что нарушил все мыслимые правила, я готов к любым последствиям, но я не мог к ней не пойти. И, более того, я не могу ее бросить и не пойти к ней еще и еще раз, пока не удастся вытащить ее из этого кокона и заставить хотя бы выйти на улицу и дойти до психотерапевта.

Наш невролог, Игорь Леонидович, зашел ко мне после приема «на пару слов» и рассказал такое, что хоть в газету пиши. Пришла к нему на прием девушка и в качестве «жалобы» озвучила историю своей близкой подруги, живущей в соседнем от нашего медицинского центра подъезде: нервная, чувствительная, с несчастливой судьбой, разочаровалась в жизни и решила от нее спрятаться – уволилась с работы, порвала с близкими и уже больше месяца не выходит их дома. Продукты заказывает с доставкой. Не снимает телефонную трубку. Изредка отвечает паре знакомых в соцсетях и отказывается от чьей-либо помощи, в первую очередь профессиональной.

- Эта Лариса и психотерапевта к ней вызывала, и даже скорую помощь. Психотерапевту Светлана на дверь указала, а скорой продемонстрировала полное здоровье и умственную и физическую состоятельность в такой мере, что Ларисе, топтавшейся у подъезда, прочитали нотацию о недопустимости ложных вызовов. Но я с ней говорил, Елена Михайловна. Я невролог, я не психиатр и даже не психотерапевт, хотя опыт и знания в этой области имею. Она на грани. На лезвии. Чуть влево – и вроде бы все почти хорошо. Чуть вправо – и глубочайшая депрессия, из которой самому никогда не выйти. В общем, я буду к ней ходить, Елена Михайловна. Вы можете меня уволить, прямо сейчас. Я прекрасно понимаю, что мое врачебное поведение не укладывается ни в какие рамки. Но, если вы меня уволите, я буду к ней ходить уже не как врач, а как друг. А это ничем не регламентируется. Вот такие дела.

Игорь Леонидович отводит глаза, а я понимаю, что она ему нравится. Эта худенькая женщина в бабушкиной кофте. Нравится так, что вся медицинская этика летит в тартарары. А еще – он ее жалеет. Этим словом в старину заменяли слово «любит». Потому, что так правильнее.

- Я не собираюсь вас увольнять, Игорь Леонидович, вы с ума сошли. Этого разговора не было. Вообще не было, вы слышите? Меня, как директора центра, совершенно не касается, как вы проводите свое свободное время. Вот в часы приема – извольте быть на месте и выполнять свои обязанности. А если говорить обо мне, как о частном лице, то мне отнюдь не безразлична судьба вашей новой знакомой и я буду очень рада, если вам удастся вытащить ее из кокона. Как-нибудь расскажете мне продолжение этой истории за чаем?

- Я вас услышал, Елена Михайловна. Огромное вам спасибо. – Большой, чуть неказистый, но очень располагающий к себе, похожий на известного польского киноактера Збигнева Цибульского, Игорь Леонидович слегка краснеет, встает и покидает мой кабинет.

Вот такие дела. И обсуждать пациентов не позволяет врачебная этика, и не говорить о таких историях – против элементарного человеколюбия. А что такое вообще врачебная этика? Выполнение всех установленных регламентов? Безусловно. Без этого медицина попахивает шарлатанством. И моя первоочередная задача, как директора, строго контролировать соблюдение всех врачебных норм и правил. В помощь мне управляющей компанией предоставлены специальные сервисы: служба «Медицинский патруль», которая помогает контролировать работу врачей и защищать интересы пациентов, сервис «ОКО» - система видеонаблюдения, которая позволяет мне даже с телефона контролировать работу администраторов в моем центре. Это удобно, это практично, это очень правильно, в конце концов. Но бывают моменты, когда помощь пациенту нужнее, чем соблюдение регламента. А еще бывают мужчины, способные рушить стереотипы. Они – большая редкость, им не стоит мешать, их надо ценить, даже если их усилия направлены на совершенно другую женщину.

«Современный, спортивный, активный, коммуникабельный, обеспеченный, образованный, сексуальный, свободолюбивый, амбициозный, талантливый. Ищу, равную себе, для полноценного партнерства».

Передо мной на мониторе открыта очередная анкета с сайта знакомств. Сподвигла-таки Алина. Завлекла в аферу. Сижу теперь и читаю. И диву даюсь. Столько прилагательных про себя я никогда не выдумаю. Да и автору этой анкеты будет явно нелегко. При таком выраженном нарцисцизме равную себе он никогда не сыщет.

«Готов составить счастье одинокой дамы. Согласен на нечастые встречи на вашей территории. Спонсором быть не готов. Фото вышлю при продолжении знакомства».

Интересно, сколько женщин ответит этому кандидату?

На моей голове абсолютно сумасшедшая новая прическа, которая пока никак не помогает мне понять – где же та самая магия, которая делает женщин и мужчин привлекательными друг для друга. Может быть я выбрала не того парикмахера?

Все серии можно прочитать ЗДЕСЬ.

Ссылки по теме:

Первый печатный интернет-сериал «О чем молчат женщины» - продолжение следует

...

rambler