«Дима Билан — Дима-друган», а пустое место привлекательнее Боярского: Максим Покровский о конфликте, ставшим мемом, и отношении к «Спутнику»

На международном канале RTVI вышел новый выпуск программы «Легенда», гостем которой стал лидер группы «Ногу свело!» Максим Покровский. В интервью каналу RTVI он раскрыл, жалеет ли о конфликте с Биланом, что сделали не так Киркоров и Басков, как Пугачева не пустила его на «Евровидение», почему Михаил Боярский для него — «пустое место», кто на самом деле виноват в отмене тура «Ногу свело!» по Сибири, а также поделился, почему не доверяет «Спутнику»

Поделиться с друзьями
Подпишитесь на канал Eva.Ru
в zen eva.ru

Читайте на Еве

«Дима Билан — Дима-друган», а пустое место привлекательнее Боярского: Максим Покровский о конфликте, ставшим мемом, и отношении к «Спутнику» О конфликте с Биланом:

Про историю с песней «***beep***ЛАН» в хорошем смысле нечего рассказывать тому, кто хоть как-то заглядывает в social media, там все абсолютно четко. В моем инстаграм-аккаунте есть первый пост, и там абсолютно все true, так произошло. Началось все с того, что у нас был отменен концерт. Я не отвергаю ту гипотезу, что Дима Билан ничего сделать не хотел, просто человек расслабился, условно вошел в контакт с аудиторией на концерте. Формально я своих претензий не снимаю и не сниму, потому что я знаю, что концерт Дима мог провести по-другому. Другой вопрос, что это не почва для того, чтобы я на него всю жизнь зуб держал. Я вообще его сейчас считаю милым парнем, не хочу, чтобы никакого негатива между нами осталось. Его практически и не остается, в следующей песне будет «Дима Билан — Дима-друган», условно говоря. Я не держу зла, я хорошо отношусь к Диме Билану, но я формально не снимаю своих претензий. Надо было сделать так, чтобы наш концерт состоялся. Я вообще не понимаю, почему общество стало хайп произносить как упрек, это вообще один из элементов рекламы. Но мы этот инструмент в руки не брали, он упал, он меня ударил по башке, эти пассатижи ударили меня по башке. На песню Билан не отреагировал, пока тишина.


О флешмобе #Биланпочему, который устроили звезды отечественной эстрады:

Это хорошая вещь. Но она не такая сильная, как наши «Летние Биланки». Я могу немножко в это углубиться, потому что Колян Басков отыграл злобу не на пять баллов. Филя не на пять баллов. Я извиняюсь, уважаемый Николай и уважаемый Филипп, я никаким образом не собираюсь фамильярничать. Мне абсолютно все равно, что они обо мне думают, потому что по бизнесу все равно, как человек я ничего не имею против этих людей. Естественно, разумеется, я не хочу сейчас выглядеть в их глазах заискивающим, заигрывающим, задирающимся. Если вы хотите со мной в эти игры дальше поиграться, я так — come on!


О том, жалеет ли о конфликте с Биланом:

Если откатить назад, за сутки до этого концерта, я бы мог приехать в Питер на день раньше, оказаться где-то за кулисами и взмолиться, попросить Билана: «Дима Билан, я тебя очень прошу как коллегу, как все — не факай мне завтрашний концерт», — я бы выбрал это. Я бы выбрал обратиться к нему с просьбой, это меня не унизит, это его возвысит, но не унизит меня. И я обошелся бы и без «***beep***ЛАНа», и без 3,6 миллиона, чтобы встретиться с публикой.

«Дима Билан — Дима-друган», а пустое место привлекательнее Боярского: Максим Покровский о конфликте, ставшим мемом, и отношении к «Спутнику»

О том, почему Пугачева не пустила его на «Евровидение»:

Мы не поехали, потому что мы вышли с песней «Московский романс», студия легла со смеху, и там не было такой конкуренции, как с Машей Кац (прим. Маша Кац обошла группу «Ногу свело!» в голосовании в 1994 году). У нас не было достойного соперника, нас как бы забанило наше же жюри. Решение это было озвучено Пугачевой, но лично против нее я ничего не имею, потому что она выражала просто мнение. Это не сведение счетов с Аллой Пугачевой, это просто как бы исторический факт. Она сказала, что в Европу группу с такой песней, при всем кайфе, который ребята выдали, отправлять нельзя. Разумеется, мы бы Европу порвали тогда, но опять же, наверное, тогда вот такие были мерки.


Об отношении к Михаилу Боярскому:

Между мной и Михаилом Боярским ничего не может произойти, потому что сейчас, произнеся это слово на букву «б», имя на букву «м» и фамилию на букву «б», я сделал ему одолжение, ну как это, реклама. Ребята, позвольте мне быть немножко циничным. Этот господин, ничего не понимавший о том, что произошло, решил меня прокомментировать. А мы сейчас с ним в жизни не говорим. А причиной была абсолютно желтая история, выжимка из одного данного мной интервью и растиражированная, о том, что я считаю, что наш народ деградирует. Это интервью было дано якобы прогрессивному, якобы оппозиционному изданию «66» екатеринбургскому, в котором я сказал о том, что наш сильный, благородный и талантливый народ приводится властями в такое состояние, что общество наше деградирует, дальше сказав о том, что я удивлен стойкости и сопротивляемости нашего народа и что все эти слова я произношу, находясь вместе со своим народом.

Я как человек, частично уехавший в США, не эмигрировавший, не бросивший свою страну, платящий с каждой копейки, заработанной здесь, налог в своей стране, дающий стране угля, платя налоги, любя свою страну, услышал это от Д’Артаньяна (прим. Боярский ответил: «(Недопустимо) плевать туда, где из тебя сделали человека»). Он, на мой взгляд, даже не разобравшись, что происходит, сказал это по отношению ко мне. Он чисто формально, наверное, имел право такое сказать, но между мной и им ничего не может произойти, для меня этого человека нет, пустое место для меня более притягательно, чем этот человек, вот и все.

О вакцинации:

Я вакцинировался дважды Moderna, о чем у меня есть подтверждение в виде специальной карточки, что дает мне право получить QR-код. Тот факт, что большинство россиян вынуждены вакцинироваться, во-первых, ради QR-кода, во-вторых, ради еще многих вещей, в Советском Союзе это называлось добровольно-принудительным порядком. QR-код — это как бы апогей всего вот этого дела. И в-третьих, собственно «Спутником», к которому есть огромное количество вопросов, которые я сейчас озвучивать не буду, потому что я не специалист. Бушует этот индийский штамм, от которого, возможно, «Спутник» вообще не спасает, вот как бы и все, вот вкратце мое отношение. Нельзя принуждать граждан, граждан можно вдохновлять на это дело, но ни в коем случае нельзя принуждать.

О русском роке:

Когда я слушаю русский рок, у меня не идут мурашки, мне это музыкально неинтересно, ну поймите, неинтересно. Это же не значит, что мне неинтересно сочинять свои песни, которые получаются в стиле рок. Я же не виноват, что у меня получается ближе к стилю рок. Разве песня «Волки» — это рок? Разве «Хару Мамбуру» — это рок? Разве песня из последних наших синглов «Королева» из альбома «Парфюмерия» — это рок? Ну это же не рок! Настоящие, честные рокеры, которые даже у Аллы Борисовны на «Рождественских встречах», не желая играть под фонограмму, играли под нее, но все-таки тамбурин звучал вживую, и в этом была их честность. Для них я все-таки не пара по року.

То, что я не являюсь фанатом русского рока, не означает, что мои реверансы составляют весь набор не только эпохи Людовика XIII, а еще и XIV. Я поддерживаю его как партнер партнершу, вот прямо за нижнюю часть талии в фигурном катании, прямо за лобковую кость, когда поддержку делают, я так вот поддерживаю русский рок, я его уважаю именно вот так, прямо за само вот это место. «Покровский поддержал русский рок за лобковую кость», — должна быть сделана выдержка обязательно.

Подарки и скидки для наших читателей

Читайте нас в Facebook, Instagram, Viber

Рассказать друзьям