Пластический хирург Константин Липский: "Перед операцией спроси себя: зачем ты это делаешь?"

Отчего женщины не боятся ложиться под нож хирурга, что такое комки Биша и почему их не надо удалять под влиянием моды, заменят ли филлеры ринопластику и можно ли заказать хирургу нос, как у Анджелины Джоли - обо всем этом и не только Еве.Ру рассказал кандидат медицинских наук, доцент кафедры пластической хирургии 1МГМУ им. И.М. Сеченова, президент Российского Общества пластических реконструктивных и эстетических хирургов Константин Липский.

Пластический хирург Константин Липский: "Перед операцией спроси себя: зачем ты это делаешь?" Константин Липский


– Константин Борисович, как за последние 10 лет изменилась пластическая хирургия – эстетическая и реконструктивная?

– В эстетической части пластической хирургии произошли серьезные изменения. Прежде всего это связано с тем, что увеличился спрос на такие операции, появилось много специалистов, как самоучек, так и выпускников различных кафедр, которых также стало значительно больше. Если в советское время в Москве было всего два учреждения, занимавшихся пластической хирургией, то сейчас в столице больше двухсот клиник. Только этот показатель говорит о том, насколько сильно изменилась эта сфера.

Кроме того, поменялся подход к образованию специалистов. Раньше пластические хирурги выпускались всего несколькими заведениями. Однако уже в начале 1990-х годов пошел поток медиков, изначально занимавшихся микрохирургией (то есть реконструктивной пластической хирургией), но получивших дополнительное образование и перешедших в эстетическую хирургию. Такой путь прошел и я: начинал с микрохирургии, а затем начал заниматься эстетическими проблемами, в том числе лица.

На сегодняшний день есть довольно большой пласт специалистов, пришедших в профессию с целью заниматься непосредственно эстетической хирургией. Они учатся работать в определенном направлении, и все остальное их особо не интересует. И здесь есть некоторые подводные камни, поскольку качество оказываемых ими услуг не всегда можно проверить. Например, узнать о качестве работ специалистов, состоящих в нашем Обществе, намного проще – они подотчетны и коллегам, и самим пациентам. Кроме того, у нас есть этический комитет, куда пациент всегда может обратиться с жалобой на того или иного врача.

– Наверняка сильно изменился количественный показатель – пластических операций стало намного больше.

– Безусловно, операций стало гораздо больше, они стали намного разнообразнее. Поскольку данная отрасль предполагает частную практику и самообразование, то у нас есть немало специалистов достаточно высокого уровня, ничем не хуже западных коллег, к которым раньше так любили ездить наши пациенты. Сейчас наблюдается обратная тенденция, когда наши сограждане, прооперировавшись за границей, приезжают обратно, чтобы переделать результаты уже у себя на родине.


Пластический хирург Константин Липский: "Перед операцией спроси себя: зачем ты это делаешь?" Константин Липский


– По каким критериям нужно выбирать себе врача?

– Лучше всего работает сарафанное радио. Рекомендации знакомых, сделавших операцию у того или иного специалиста, хотя и не гарантируют стопроцентно хороший результат, тем не менее являются одним из самых простых способов узнать, к кому идти.

Второй способ – самому выяснить, кто есть кто, то есть понять, где доктор получил образование, какие известные специалисты его обучали, какие стажировки он прошел, в том числе заграничные, насколько известна клиника, в которой он работает. Также очень важным фактором является то, насколько доктор открыт, показывает ли он результаты своих работ коллегам, как часто выступает на конгрессах, занимается ли он наукой. Если человек занимается только «рукоделием», то есть практикой, это всегда настораживает, он должен еще и думать, то есть заниматься какими-то научными изысканиями. Конечно, доктор должен располагать к себе, потенциальному пациенту должны нравиться результаты его работ.

Для многих важна ценовая политика, хотя это не всегда показывает качество. Принцип «дороже, значит, лучше» здесь не всегда срабатывает. Хотя врачи пользуются этим методом привлечения пациентов и сильно завышают цены, далеко не всегда соответствуя им по уровню предоставления услуг.

– Сейчас появляется все больше людей, которые хотят и имеют возможность с помощью пластики переделать в себе если не все, то очень многое. Каково отношение к таким пациентам и пытаются ли врачи их остановить?

– Таких пациентов можно условно разделить на две категории. К первой относятся те, у кого есть навязчивое желание что-то в себе менять. Ко второй можно отнести дам (преимущественно), которые после 2-3 операций уже не могут остановиться, у них это превращается в некое хобби. Лечить их у психиатра сложно. Потакать им – не совсем этично. Поэтому непросто вывести какую-то общую рекомендацию, как быть с такими пациентами, к каждому необходимо находить индивидуальный подход.

– Может ли несвоевременная пластическая операция стать началом конца в том смысле, что если в 35 лет сделаешь подтяжку, а через 10 лет лицо «поплывет», и придется снова ложиться под нож?

– У человека не совсем так все происходит. Начнем с того, что если мы говорим об эстетической операции, то показания к ней составляет сам пациент, а не хирург. Поэтому когда пациент просит, врач обязан озвучить все «за» и «против», рассказать, показана ли эта операция, сможет ли она решить задачи, которые пациент ставит перед специалистом. Сейчас все пациенты достаточно подкованные, благодаря интернету, поэтому, как правило, приходят к хирургу, уже зная, чего хотят. Поэтому нельзя говорить о том, что, сделав одну операцию, человек обязательно попадает в зависимость от этого. Ведь поставленные перед хирургом задачи, как правило, решаются с первого раза и не требуют доработок.

– А не мешает ли излишняя подкованность пациентов в общении с доктором?

– В общей массе нет, но бывает, что мешает. Люди все разные. Некоторые в принципе считают, что они знают больше других. Здесь опять же только индивидуальный подход и общение с человеком сработают.


Пластический хирург Константин Липский: "Перед операцией спроси себя: зачем ты это делаешь?"


– Я читала, что удаление комков Биша – довольно модная ныне операция – своего рода обманка, и поставленной задачи сделать скулы изящнее не решает.

На сегодняшний день удаление комков Биша по какой-то причине является весьма распиаренной операцией, которой приписывают совершенно магические свойства. Однако на практике, к сожалению, эта операция не всегда проводится правильно, что приводит к не самым приятным последствиям.

Что такое комок Биша? Это жировое тело, которое находится в щеке между ее стенками и создает тургор, то есть натяжение. Щека – это своего рода занавеска, защищающая ротовую полость от внешней среды. Если эта «занавеска» плотная, то она, соответственно, плотно «держит» лицо. Если она болтается, то, понятно, как это выглядит. Поэтому не всегда удаление комков Биша сказывается положительно на дальнейшую жизнь пациента.

Ведь женщины после этой операции живут еще 20-40-50 и больше лет, и как именно будет меняться архитектура их лица не известно. Тем более что весь жир на лице взаимосвязан – он, образно говоря, перетекает из одного пространства в другое. Поэтому целостность этих структур, к сожалению, очень уязвима и вмешиваться в них нужно с большой осторожностью. Кроме того, сейчас удалением комков Биша часто занимаются довольно молодые и неопытные хирурги. А неграмотное выполнение этой операции может привести к очень плачевным последствиям.

– Получается, такая простая операция может дать серьезные осложнения?

– Безусловно. Среди возможных осложнений – появление гематом, задевание проходящих там нервов, различные параличи, не говоря уже об инфекции. То есть неопытный хирург может наделать массу проблем только одной этой операцией.

– То есть создавать красивые скулы лучше менее опасным способом?

– Лучше, приходя к хирургу, говорить не о необходимости удаления комков Биша, а описать задачу и узнать, какие есть варианты ее решения.

– Правда ли, что сейчас можно скорректировать форму носа филлерами, не прибегая к операции?

– Задача филлера – заполнять какие-то лакуны, изъяны. Поэтому кардинально измениnь форму носа только при их помощи невозможно.

Филлеры могут помочь, например, если имеются какие-то неровности после операции, когда пациент не хочет повторного хирургического вмешательства, чтобы это исправить.

Как изолированная методика коррекции формы носа введение филлера очень сомнительна прежде всего потому, что филлеры являются в основном рассасывающимся материалом. Кроме того, никто не отменял осложнения: любые уколы в нос чреваты развитием некроза кожа, в том числе после попадания филлера в сосуды.

И материалы, которые используются для так называемой пластики филлерами, все равно в своем составе имеют перманентный элемент, который остается в тканях и способен вызывать и аллергические реакции, и различные воспаления. И чем более сложносочиненный филлер стоит (дольше рассасывается), тем больше реагентов накапливается в тканях носа.

Я считаю, что эту процедуру должен выполнять только хирург, занимающийся ринопластикой, и только для какой-то минимальной коррекции. Пластика филлерами не должна быть самостоятельной дисциплиной, и уж тем более косметологической процедурой.

– Насколько липофиллинг сейчас является популярной процедурой?

– На сегодняшний день, учитывая развитие технологий, липофилинг стал проще для применения. А сама по себе процедура по пересадке жировой ткани возникла довольно давно. Правда, эта методика периодически переживает то всплески, то забвение.

Сейчас липофилинг в основном используют для увеличения молочной железы. Однако не нужно забывать важный момент: процедура предусматривает свободную пересадку ткани, а это означает, что какая-то часть жировой ткани может рассасываться, некротизироваться. А если жировая ткань случайно попадает в железистую, например, то на УЗИ она может выглядеть как новообразование. Это, в свою очередь, может провоцировать постановку различных онкологических диагнозов. Поэтому любая процедура должна выполняться грамотным специалистом. И пациенту должна быть предоставлена определенная документация о выполнении такой процедуры, что в дальнейшем позволит дифференцировать проблему.


Пластический хирург Константин Липский: "Перед операцией спроси себя: зачем ты это делаешь?"


– Какие сейчас самые востребованные пластические операции?

– Востребованные операции не меняются уже достаточно давно. Это ринопластика, маммопластика и различные операции по удалению избытка мягких тканей.

– Еще лет пять назад говорить о том, что ты себе что-то перешил или вставил было стыдно. Сейчас же это довольно открыто демонстрируется, особенно в соцсетях. С чем это может быть связано?

– Понятия приличий меняются. Если раньше было неприлично девушке, сидя в ресторане, губы красить, то сейчас это встречается повсеместно. Здесь многое зависит от воспитания. Раньше все, что связано с интимными зонами человека, держалось в тайне, никто не хотел, чтобы окружающие знали о каком-то вмешательстве. Сейчас, наоборот, это стало прерогативой какой-то моды, свидетельством некоего статуса. То есть проявлением принадлежности к какому-то определенному уровню жизни.

– После пластики лица становятся как под копирку сделанными. С чем это связано?

– Я не совсем согласен с тем, что они становятся похожими друг на друга. Безусловно, из-за использование каких-то стандартных методик лица могут стандартизироваться.

Похожими лица становятся не столько после пластических операций, сколько после использования различных филлеров. К сожалению, это очень четко прослеживается на различных косметологических выставках и конгрессах, где собираются сами косметологи, которые на себе пробуют все виды своих же манипуляций. Поэтому весь вопрос в грамотном использовании тех или иных методик. Чувство меры должно быть главенствующим в любой процедуре.

– На мой взгляд, любая пластическая операция в каком-то смысле кот в мешке. Даже если скажешь доктору, что хочешь нос, как у Анджелины Джоли, все равно в итоге точно такой не получишь просто потому, что исходные данные другие. Или все же получишь?

– Оценка результата операции очень субъективное дело. Особенно это касается ринопластики. На воcприятие полученного результата влияет множество факторов, один из которых – возможность адекватного восприятия пациентом результата операции. У каждого человека своя мотивация, зачем ему та или иная операция.

Если девушка думает, что нос – причина всех ее проблем и что после того, как она сделает ринопластику, сразу же удачно выйдет замуж, то такая мотивация провальная.

В таком случае получается, нос красивый, а принца нет, поэтому и результат операции плохой. Человеку, который четко знает, чего хочет, гораздо проще быть удовлетворенным результатом операции, чем пациенту, который приходит к доктору, не будучи уверенным в том, нужно ли ему вообще что-то в себе менять. Поэтому прежде чем решиться на хирургическое вмешательство нужно ответить себе на вопрос: зачем ты это делаешь и что тебе это даст?

– Вы отговариваете от операции людей, которые не знают, зачем им это?

– Конечно. Потому что выполнение операции таким людям может иметь сложные последствия как для пациента, так и для хирурга.

Беседовала Елена Ромашова

Читайте нас в Facebook и Instagram

Рассказать друзьям

О проекте

16+

Все права на материалы, размещенные на сайте, защищены законодательством об авторском праве и смежных правах и не могут быть воспроизведены или каким либо образом использованы без письменного разрешения правообладателя и проставления активной ссылки на главную страницу портала Ева.Ру (www.eva.ru) рядом с использованными материалами.
За содержание рекламных материалов редакция ответственности не несет. Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-36354 от 22 мая 2009 г. v.3.4.195
© Eva.ru 2002-2019

rambler