"Мы не вмешиваемся в божий промысел": репродуктолог Елена Калинина – о родах после 50, бесплодии, ЭКО и суррогатном материнстве

Почему, несмотря на развитие репродуктивных технологий, с рождением детей затягивать не стоит, отличается ли беременность после ЭКО от обычной и что делать, если в роду есть генетические заболевания, кому нужно делать генетические тесты, можно ли выбрать пол будущего ребенка и как родить после 50 лет – рассказывает репродуктолог Елена Калинина.

"Мы не вмешиваемся в божий промысел": репродуктолог Елена Калинина – о родах после 50, бесплодии, ЭКО и суррогатном материнстве Репродуктолог Елена Калинина

Репродуктолог Елена Калинина, основавшая в 2005 году клинику репродуктивного здоровья «Арт-ЭКО», стояла у истоков внедрения метода экстракорпорального оплодотворения и переноса эмбрионов в СССР. Благодаря Елене Андреевне и ее коллегам в 1986 году родилась первая в Советском союзе девочка «из пробирки» – Елена Донцова.

– Елена Андреевна, правда ли, что бесплодие – бич нашего времени?

– Наоборот, бесплодие сейчас не приговор, с ним можно и нужно бороться. Но главное, необходимо вовремя понять, что есть проблема и не откладывать ее решение на потом. Особенно это важно для женщин после 35 лет: примерно с этого возраста начинаются проблемы с овариальным резервом – важнейшим фактором, при котором беременность дается женщине либо легко, либо не очень. И когда уже речь идет об истощении этого овариального резерва, может потребоваться много усилий как со стороны самой женщины, так и со стороны врача, который будет ею заниматься.

Сейчас ситуация складывается таким образом, что некоторые женщины откладывают деторождение на потом. Возможно, это связано с некоторой легкомысленностью, возможно, с отсутствием правильной информации со стороны СМИ, возможно, даже с определенным оптимизмом наших докторов общего звена, обычных гинекологов, которые могут сказать женщине в 42 года, что у нее все хорошо – и трубы проходимы, и анализ крови на гормоны прекрасный. При этом овариальный резерв такой пациентки не оценивается как следует - так, как это делает врач-репродуктолог, не всегда учитывается день сдачи крови на гормоны (это нужно делать в определенные дни цикла). И вот такой врач может отправить свою 42-летнюю пациентку пытаться забеременеть самостоятельно. А время идет. Накапливаются проблемы, различные гинекологические заболевания, которые с возрастом становятся все более активными. И в итоге эта женщина, как правило, все равно становится пациенткой клиники ВРТ (ВРТ – вспомогательные репродуктивные технологии. – Прим. авт.).

С какими факторами бесплодия пары сталкиваются чаще всего?

– И здесь я снова вынуждена говорить про возраст, поскольку именно он главное условие успеха или неудачи в наступлении беременности: чем моложе женщина, тем больше у нее шансов забеременеть легко.

Наверное, бесплодие было всегда. Но раньше, если взять для примера наших бабушек и дедушек, вопрос стоял по-другому. Женщина рано выходила замуж, рано выполняла свои репродуктивные функции. Поэтому к 35 годам она уже могла быть бабушкой. А сейчас в 35 лет женщина только начинает задумываться о том, что еще не родила.

Бесплодие нельзя назвать болезнью, поскольку его причины могут быть самыми разными. Например, удаление обеих маточных труб после внематочных беременностей. Это не болезнь, а состояние – женщина смогла забеременеть, но беременность пошла не так, как надо. И это состояние можно и нужно преодолеть, но только с помощью ЭКО.

Или когда у женщины отсутствует овуляция. Это уже в большей степени болезнь и нужно разбираться, искать причину – то ли овуляция отсутствует с рождения, то ли этому поспособствовали какие-то приобретенные заболевания. Или миома матки, которая также может стать причиной бесплодия и которая все чаще стала встречаться у молодых женщин. Это доброкачественное образование, но если оно начинает развиваться в возрасте 28-30 лет, это не очень хороший признак: скорее всего, к 40 годам миома уже не даст женщине спокойно жить.

"Мы не вмешиваемся в божий промысел": репродуктолог Елена Калинина – о родах после 50, бесплодии, ЭКО и суррогатном материнстве

Никто не говорит, что если обнаружилась какая-то проблема, нужно сразу же делать ЭКО. Нет, для начала нужно понять, в чем эта проблема и попытаться ее решить. Причемт желательно своевременно.

А пока ищешь проблему, не упускаешь ли время, когда уже и с ЭКО не получится забеременеть?

– Смотря в каком возрасте. Если речь идет о женщине 39-42 лет, то тогда уже надо не разбираться, проходимы у нее трубы или нет, например, а действовать. Провести необходимое обследование (в том числе и мужа), чтобы доктор понял, в чем проблема и предложил тот или иной вариант ее решения. И это не обязательно ЭКО, решением проблемы вполне может стать инсеминация – введение спермы, если у мужа есть небольшое снижение в ее показателях. Если мы знаем, что у женщины проходимые маточные трубы, то можно 1–3 цикла сделать инсеминацию. Но если у мужа нормальная сперма, если у женщины регулярный цикл и проходимые трубы, но она не беременеет 15 лет, то что искать? Конечно, здесь нужно прибегать к более активным действиям, в том числе ЭКО.

Правда ли, что серьезным фактором в бесплодии пары является мужское здоровье?

– К сожалению, проблемы с мужским здоровьем - бич нашего времени. Мужчины чаще всего ведут малоактивный образ жизни, несбалансированно питаются. Они в большей степени подвержены влиянию вредных факторов окружающей среды, у них менее защищены органы, продуцирующие сперматозоиды. Длительное вождение автомобиля, особенно, если кресло с подогревом, бани, сауны также не очень хорошо отражаются на мужском здоровье, равно как и тяжелые физические нагрузки. Тут нужно понимать, что такое здоровый образ жизни и не перегибать в этом плане палку, а также вовремя обследоваться.

Если у пары в течение года или двух лет не получается забеременеть, то мужчина, как правило, считает, что проблема исключительно в женщине. Но это не совсем правильная позиция и в таком случае обследоваться нужно обоим, тем более что мужчине сделать спермограмму гораздо проще, чем женщине проверять проходимость маточных труб или делать какие-то диагностические операции, которые помогут выявить возможные проблемы.

Есть ли на сегодняшний день какие-то заболевания, которые являются окончательным препятствием к зачатию детей, или таких уже не осталось с развитием репродуктивных технологий?

– На мой взгляд, всегда можно найти какой-то выход. Есть случаи, когда у женщины врожденно отсутствуют матка или яичники. В таких случаях мы прибегаем к нестандартным вариантам – берем либо суррогатную мать, либо донорские яйцеклетки. То есть если у женщины нормальная матка, которую можно подготовить к материнству, то берутся донорские яйцеклетки и сперма мужа, и в семье появляется ребенок, являющийся генетически наполовину (по отцу) родным. Думаю, это неплохо, если мы с помощью медицинских технологий умеем так делать.

Что касается суррогатного материнства, то для меня это больной вопрос. На мой взгляд, обсуждение этой темы на уровне законодателей не совсем корректно и этично, поскольку этот вопрос очень индивидуальный и интимный. Мы не вправе запрещать женщине, если у нее отсутствует матка, использовать суррогатную мать

Другое дело, когда женщина говорит, мол, у нее бизнес и нет времени на беременность, зато есть соседка, которой делать нечего, и она может родить ей ребенка. Вот это безобразие, на мой взгляд. Но если есть показания для проведения такой программы, я считаю, мы не вправе осуждать ни суррогатных матерей, ни женщин, которые прибегают к их помощи.

"Мы не вмешиваемся в божий промысел": репродуктолог Елена Калинина – о родах после 50, бесплодии, ЭКО и суррогатном материнстве – В вашей практике были такие случаи?

– Да, однажды к нам обратилась с такой просьбой женщина, но я даже не стала с ней ничего обсуждать. Я ей сказала, что если у нее сейчас нет времени, то когда родится ребенок, вряд ли что-то изменится, и у нее также не будет на него времени. Зачем он тогда нужен? Раз у нее нет показаний, я не могу проводить такую программу. Я считаю, что врач должен относиться к своим пациентам как врач, а не как бизнесмен.

Вокруг ЭКО по-прежнему ведутся споры этического характера, в том числе в медицинском сообществе, церковь осуждает такой метод «получения» детей, многие считают это вмешательством в природу. Как вы для себя решили эти дилеммы?

– Дело в том, что если ребенку не суждено появиться на свет, то что бы мы ни делали, он на свет не появится. Мы не вмешиваемся в божий промысел. Мы лечим, помогаем приобрести то, чего люди по каким-то причинам иметь не могут, ведь для многих дети являются смыслом жизни.

Если мы умеем это делать, то почему не должны? Делают же сложные операции на сердце, пересаживают органы, почему мы не можем произвести экстракорпоральное оплодотворение? Ведь мы берем клетки женщины и мужчины, соединяем их и переносим в матку. Мы не добавляем в них ничего от себя, мы не занимаемся генной инженерией.

Единственное, что мы можем сделать и делаем – определяем кариотип будущего ребенка. Таким образом, мы можем спасти пару от рождения больного ребенка. Но тем не менее, даже когда берем материал для биопсии, чтобы определить кариотип будущего ребенка, это не означает, что мы можем что-то у него изменить. Мы просто отбраковываем те эмбрионы, которые обречены либо на то, что они не приживутся вообще, либо что приживутся, но беременность прервется на ранних сроках, либо что в итоге родится больной ребенок. Но, повторюсь, если не суждено этому ребенку появиться на свет, он не появится.

ЭКО не имеет 100-процентной эффективности. В среднем, согласно статистике, у пары может наступить беременность примерно в одном из 3-4 циклов, то есть процент естественного зачатия составляет около 30-34%.

Схожие показатели мы имеем и при ЭКО – в среднем приживаемость составляет около 40%. Почему мы говорим, что только через два года, если беременность не наступила, можно выставлять диагноз бесплодие? Это как раз связано с естественным зачатием. Не каждый месяц у женщины бывает овуляция, не в каждом месяце может созреть хорошая здоровая яйцеклетка, которая даст развитие беременности, не в каждом месяце у мужчины будут хорошие сперматозоиды, способные к оплодотворению. То есть факторы, являющиеся препятствием для наступления беременности в обычных условиях, существуют и в ЭКО.

До какого возраста можно проводить ЭКО?

– У нас, к сожалению, не регламентирован возраст пациентов. Почему к сожалению? Потому что женщине в 50 лет невозможно родить своего ребенка. Наша физиология такова, что после 40 лет качество яйцеклеток у женщины начинает ухудшаться. И к 50 годам получить хорошую яйцеклетку, из которой можно вырастить здорового ребенка, практически невозможно. Поэтому я бы ограничила возраст, когда мы можем заниматься стимуляцией и получением собственных яйцеклеток.

Сейчас существуют программы, когда мы можем брать донорские яйцеклетки, оплодотворять их спермой мужа и переносить пациенткам. Вот в этом случае можно и в 49 лет получить беременность. Но здесь нужно четко понимать, чьи именно яйцеклетки берутся – донорские или собственные.

Почему природа так ограничила возраст деторождения? Потому что к 45 годам начинают проявляться, помимо всего прочего, еще и соматические заболевания – артериальное давление, сердечно-сосудистые проблемы и так далее. То есть нужно не только зачать, но и сохранить беременность и родить, а для этого женщина должна быть соматически здорова. А в таком возрасте это уже не так просто. Поэтому мы обязательно просим, чтобы возрастные женщины проходили очень тщательное обследование перед тем, как вступать в программу ЭКО.

"Мы не вмешиваемся в божий промысел": репродуктолог Елена Калинина – о родах после 50, бесплодии, ЭКО и суррогатном материнстве

Течение беременности после ЭКО отличается от обычной и требует отдельного наблюдения?

– Она нуждается в особенном ведении в первые несколько недель в том случае, если беременность получена на фоне, например, криопереноса. Для этой процедуры, как правило, проводится заместительная гормональная терапия, которую необходимо корректировать примерно до 12 недели. А после примерно 14 недели мы, как правило, отменяем основные гормоны, поскольку плацента начинает вырабатывать свои, и дальше беременность протекает как обычно.

Бывает, конечно, что женщина приходит в женскую консультацию с беременностью после ЭКО, и некоторые врачи просто боятся с ней работать. Но большинство врачей все-таки относятся к таким пациенткам абсолютно спокойно. Собственно, так и надо к этому относиться.

Единственное, нужно тщательнее наблюдать за возрастными женщинами, у которых существует риск прерывания беременности. Плюс родоразрешение у таких женщин обычно проводится путем кесарева сечения. И это как раз связано в основном уже с возрастными особенностями. Если женщина молодая, если ее беременность протекает нормально, то она может рожать сама – сейчас ЭКО не является показанием для проведения оперативных родов.

В процессе преимплантационной диагностики можно увидеть не только присутствие, например, лишней хромосомы, но и пол будущего эмбриона. А можно ли выбирать пол ребенка заранее?

– В нашей стране это законодательно запрещено – мы не имеем права проводить селекцию пола. Исключением может стать только наличие какого-то генетического заболевания, связанного именно с полом, например, гемофилии – мальчики болеют, девочки передают. Поэтому если в семье есть носители гемофилии, тогда мы проводим исследования, чтобы выявить здорового ребенка.

Если в роду нет людей с серьезными генетическими заболеваниями, это означает, что не стоит волноваться за здоровье потомства или это ничего не гарантирует?

– Это ничего не гарантирует, к сожалению. Бывает, происходят многочисленные прерывания беременности на ранних сроках, так называемое привычное невынашивание. Как правило, в 70% случаев это связано с нарушением кариотипа. При этом родители могут быть абсолютно здоровыми, у них будет нормальный кариотип. В этом случае мы рекомендуем проводить преимплантационный генетический скрининг, с помощью которого мы можем посмотреть набор хромосом перед переносом. И заранее выявить нарушения, которые могут привести к прерыванию беременности на ранних сроках.

"Мы не вмешиваемся в божий промысел": репродуктолог Елена Калинина – о родах после 50, бесплодии, ЭКО и суррогатном материнстве Я читала, что китайским ученым впервые удалось исправить мутацию в гене человеческого эмбриона, то есть, грубо говоря, отредактировать его. Это пока только эксперимент или уже есть технологии, позволяющие бороться с генетическими заболеваниями?

– Пока это только эксперименты и неизвестно, когда это будут внедрять в практику. Возможно, лет через 15 станет нормальным, что мы можем корректировать ДНК. Сейчас это только научные исследования. И повторюсь, эксперименты на эмбрионах – не наш профиль, мы занимаемся лечением и помощью нашим пациентам.

Первая девочка «из пробирки» Луиза Браун подвергалась травле из-за метода, с помощью которого появилась на свет. В нашей стране на таких детей нередко смотрели косо, факт ЭКО тщательно скрывался от посторонних. Сейчас отношение к этому поменялось?

– Менталитет, конечно, поменялся. Действительно, раньше факт ЭКО скрывался чаще. Некоторые родители просили не писать в заключение, что ребенок родился в результате проведения ЭКО, поскольку боялись, что педиатр обязательно скажет, дескать, ваш ребенок априори болен, потому что было «пробирочным».

К сожалению, и сейчас такое встречается. Но в целом тенденция такова, что этот метод принимается как абсолютно законный, нормальный и совсем не стыдный.

Кстати, во многом формирование мнения об ЭКО зависит от того, как это преподносится СМИ. Если, например, мужчина в детстве переболел свинкой (у мальчиков в пубертатном периоде свинка приводит к нарушению сперматогенеза), то что, ему теперь забыть о собственных детях? Или все-таки обратиться к результатам научных достижений и воспользоваться ЭКО или ИКСИ? И информацию об этом можно подавать как нечто позорное, а можно – как метод лечения, который помогает в случае, когда природа человека чем-то обделила.

Беседовала Елена Ромашова

Читайте нас в Facebook

Рассказать друзьям

rambler