Меню

Точка опоры

Илья Фоминцев: "Продукты с ГМО не вызывают рак, а прививка от ВПЧ может спасти от онкологии"

Илья Фоминцев: "Продукты с ГМО не вызывают рак, а прививка от ВПЧ может спасти от онкологии"
Фонд профилактики рака был основан в Санкт-Петербурге в 2010 году. Среди направлений деятельности – исследования факторов риска возникновения рака у россиян и помощь молодым талантливым онкологам в получении дополнительного образования. Глава фонда Илья Фоминцев рассказал Еве.Ру, почему не надо бояться продуктов с ГМО, отчего онкология возникает даже у новорожденных и зачем Анджелине Джоли удалили грудь.

– Есть мнение, что употребление большого количества углеводов, сахара, трансжиров и продуктов с содержанием ГМО приводит к раку. Так ли это?

– Сам по себе сахар вреда не несет. Однако употребление большого количества сахара ведет к ожирению. И уже ожирение повышает риск рака, а не сахар как таковой.

Что касается генномодифицированных продуктов, то никакого отношения к раку они не имеют. И вообще любой другой вред от ГМО – это миф.

А вот канцерогенные продукты, например, пережаренная или слишком соленая пища, мясо и продукты из переработанного мяса в некоторой степени повышают риск возникновения колоректального рака.

– Есть ли исследования, показывающие, что, например, вегетарианцы или сыроеды раком болеют реже?

– Вегетарианцы действительно немного реже болеют колоректальным раком. Однако другими видами рака вегетарианцы болеют примерно так же, как все остальные. 


Глава Фонда профилактики рака Илья Фоминцев
Глава Фонда профилактики рака Илья Фоминцев

– Правда ли, что некоторые вакцины, например, от гепатита В и ВПЧ, серьезно снижают риск заболеть раком?

– Да, однозначно. Вирус папилломы человека (ВПЧ) вызывает рак шейки матки, рак вульвы, рак анального канала, рак ротоглотки и так далее. Передается он половым путем, его распространенность очень высокая, и можно сказать, что в России эпидемия ВПЧ. Однако далеко не каждый случай заражения ВПЧ приводит к раку. Тем не менее вирус является основной причиной рака шейки матки: при отсутствии ВПЧ этот вид рака просто не развивается.


Эффективность вакцинации от ВПЧ очень хорошо доказана.

Если человек вакцинируется, то у него серьезно снижается риск заболеть остроконечной кондиломой или перечисленными выше видами рака. Конечно, вакцина становится менее эффективной, если иммунная система человека уже контактировала с ВПЧ. А люди, живущие половой жизнью, с вирусом в большинстве случаев встречаются так или иначе, даже если он никак себя не проявляет. Поэтому эффективнее всего прививать людей до начала половой жизни, детей в возрасте 10–12 лет. Причем как девочек, так и мальчиков, поскольку у мальчиков ВПЧ вызывает рак полового члена, и они могут быть переносчиками вируса.

Вакцинация от гепатита В, безусловно, сокращает риск возникновения рака печени. Но эффективнее вакцина все-таки непосредственно от самого гепатита В. Не могу сказать, что рак печени такое уж частое явление в отличие от рака шейки матки, заболеваемость которым, повторюсь, очень быстро растет и поражает в том числе молодых женщин, начиная примерно с 30 лет. Поэтому прививаться надо, не обращая внимания на всевозможные мифы вокруг ВПЧ.

– Мифы?

– Что ВПЧ, дескать, это изобретение ЦРУ, призванное обесплодить всех девочек. Такого рода мифы запускают противники вакцин. А контраргумент здесь очень простой: самая вакцинированная против ВПЧ страна – США. И если ЦРУ и хочет кого-то обесплодить, согласно этой теории, то тогда уж самих американок. Потому что, повторюсь, американцы – самая вакцинированная нация: там привиты более 60 процентов всех девочек и мальчиков. И США, скорее всего, в обозримом будущем полностью избавятся от рака шейки матки.


В России вакцинация от ВПЧ пока не входит в национальный календарь прививок, поскольку вакцина достаточно дорогая, но в индивидуальном порядке ее может получить любой желающий.

– А если ввести вакцину от ВПЧ, например, в 30 лет это будет эффективно?

– Менее эффективно, но будет.



– Рак передается по наследству?

– По наследству передается генетическая склонность к раку, есть так называемые опухолевые синдромы.


Все знают пример Анджелины Джоли, которая, опасаясь возникновения рака, удалила молочные железы и яичники. Это связано с тем, что у нее была обнаружена мутация, при которой вероятность возникновения рака в течение жизни составляет примерно 85-87 процентов.

То есть существовала крайне высокая вероятность рака молочной железы. Риск возникновения рака яичника у нее составлял около 50 процентов. И таких синдромов очень много – около 50 разновидностей.

Если в роду есть кровные родственники – мама, папа, сестра, брат, сын, дочь, у которых рак возник в возрасте до 50 лет, если было несколько видов рака по одной кровной линии и, тем более, если у одного человека был не один рак, то это хороший повод сходить к генетику на консультацию.


Глава Фонда профилактики рака Илья Фоминцев
Глава Фонда профилактики рака Илья Фоминцев

– Откуда у детей, даже новорожденных, возникает онкология?

– Мутации, вызывающие рак у детей, к наследственности имеют прямое отношение. Бывает, что мутация в генах родителей никак себя не проявляет, поскольку ее подавляют здоровые доминантные гены.


Но когда встречаются два рецессивных гена, то есть не подавляющих друг друга, то мутация проявляет себя, и появляется опухоль. Бывает, что мутация впервые появляется и непосредственно у ребенка, у родителей ее может и не быть.

Гораздо реже рак у детей связан с каким-либо внешним фактором, например, химическим воздействием, в основном это врожденные мутации.

– Насколько в России повысилась выживаемость после перенесенного рака?

– В России на национальном уровне не измеряется выживаемость, измеряется только заболеваемость и смертность. Выживаемость должна измеряться по отношению к определенному периоду. Например, пятилетняя выживаемость – это доля пациентов, живых через пять лет после постановки диагноза. В России этот показатель очень невысокий, судя по некоторым локальным исследованиям. Однако на национальном или региональном уровнях это не измеряется вообще. Только в Архангельске с недавних пор начали вести некоторую работу в этом направлении. Так что в общероссийском масштабе оценить динамику выживаемости невозможно.

А вот что касается смертности, то она немного замедлилась, правда, это никак не связано с действиями врачей. Дело в том, что раньше самый высокий показатель смертности был от рака желудка и рака легких, особенно у мужчин. А сейчас заболеваемость и, соответственно, смертность от этих видов рака стали резко снижаться.


Положительная тенденция, касающаяся рака легких, связана с тем, что люди стали меньше курить. Как ни странно, закон о запрете курения в общественных местах оказался очень действенным – люди действительно стали меньше курить, и сократилось число пассивных курильщиков.

Нужно понимать, что пассивные курильщики также серьезно подвергаются риску. По данным ВОЗ, из примерно 6 миллионов смертей в год, связанных с курением, 10 процентов (то есть 600 тысяч) умирают от пассивного курения.

Снижение заболеваемости и смертности от рака желудка в основном связано с качественным хранением продуктов, поскольку одним из факторов развития этого вида рака является бактерия Хеликобактер пилори, которая не выживает в холодильнике. Благодаря этому, кстати, сократилось и количество язв. Однако при этом у нас растет заболеваемость и, соответственно, смертность от видов рака, связанных с ожирением и ВПЧ. Вот эти две разнонаправленных тенденции друг друга компенсируют, и в итоге мы имеем некую стагнацию заболеваемости и смертности.



– В одном из интервью вы говорили, что в России нет комплексного подхода к выявлению и лечению рака. В чем эта комплексность должна заключаться и насколько мы далеки от этого?

– Максимально далеки. Для того чтобы появилась комплексность подхода, нужно, чтобы российские медики разговаривали на едином языке. Для врачей важно получать образование по одинаковой методике, а она довольно серьезно различается: медики имеют абсолютно изолированное друг от друга образование. Да и образование дается уже немного устаревшее. Очень сильно отличаются подходы и представления о тех или иных болезнях в зависимости от региона, вуза, в котором врач учился, от больницы, в которой работал и так далее. В мире такой единый язык уже выработался, у нас – нет.


Еще одна проблема заключается в том, что подавляющее число наших специалистов не могут разговаривать со всем остальным миром из-за банальнейшего барьера – английского никто не знает.

Порядка 5-6% выпускников более-менее могут нормально изъясняться по-английски. При этом они могут полноценно слушать правильные лекции, семинары и участвовать в конференциях. А остальные вынуждены «жевать» в основном вторичную информацию.

– Какие на сегодняшний день существуют методы диагностики онкозаболеваний?

– Нет единого метода диагностики рака, который мог бы ответить на вопрос, есть болезнь или нет. Да, в общем-то, не всегда это и надо.


Если вас интересует, как выявить бессимптомный рак, то делать это целесообразно не со всеми видами рака. Скринингу подлежат только рак шейки матки, рак молочной железы, рак толстой и прямой кишки (колоректальный) и рак легких.

На сайте нашего фонда любой человек может пройти специальный тест и узнать, что ему нужно делать, а чего делать не нужно. Большинству людей делать ничего не нужно.

Например, преимущественно женской аудитории портала Ева.Ру может быть рекомендовано сделать скрининг рака шейки матки. Мало кому нужен будет скрининг рака молочной железы. Тем, у кого высокий риск из-за наследственности, тест скажет, что нужно проконсультироваться с генетиком. Я бы рекомендовал начать именно с этого теста, поскольку способов диагностики рака много, но я не вижу смысла перечислять их все.

– Насколько тест точен, если человек, например, не знает, есть ли у него хронические заболевания (тот же ВПЧ) или не в курсе анамнеза родственников?

– Понятно, что, проходя тест, вы можете не знать, заболел ли кто-то из родственников или заболеет в будущем. Поэтому тест нужно проходить примерно раз в год, поскольку меняется возраст, могут появиться данные о болезни родственников и так далее. Но для выбора метода диагностики и оценки необходимости этой самой диагностики тест очень даже точен. Он опирается на абсолютно все последние исследования в этом направлении. Те же самые вопросы вам мог бы задать врач. Сам по себе тест не принимает никаких решений, не рождает новую информацию, он основан на открытых данных, собранных воедино в удобный сервис. В его основе – заалгоритмизированные общемировые рекомендации по скринингу рака. При этом нужно понимать, что рекомендации в тесте сильно отличаются от того, что зачастую говорят российские медики. К сожалению, у многих наших врачей представления о скрининге очень слабые.


© Eva.ru 2002-2022 Все права на материалы, размещенные на сайте, защищены законодательством об авторском праве и смежных правах и не могут быть воспроизведены или каким либо образом использованы без письменного разрешения правообладателя и проставления активной ссылки на главную страницу портала Ева.Ру (www.eva.ru) рядом с использованными материалами. За содержание рекламных материалов редакция ответственности не несет. Свидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77-36354 от 22 мая 2009 г. выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) v.3.4.325