Меню

Круиз по Нилу

К фараонам по пыльным дорогам


Туристов и их багаж бережно размещали в автобусе. Наша группа состояла из 35 взрослых и семи детей. Одесситы, киевляне и москвичи вскрывали одинаковые пайки, упакованные в разные коробки с логотипами своих отелей.
Конвой, призванный охранять самое дорогое, что есть в Египте (нас –туристов), беспробудно спал. Как ни пытался их разбудить звуковым сигналом водитель нашего автобуса, всё напрасно. Отоспавшись всласть, доблестные стражи стали жестикулировать нам и жаловаться своему водителю – не спим мы, что расшумелся.

Наша дочка подросла и теперь уже взрослая барышня, почти достигшая трёхлетия, была переведена из коротеньких штанишек пляжного отдыха в старший класс – экскурсионных путешествий. Вводная лекция о Древнем Египте, прочитанная мною полчаса назад, видно плавно ложилась на подкорку. Дочка бормотала вслух – «Там такой город, в нём жил фараон, там его останки, остатки, останки….».

Гид Шериф не произвёл на меня должного впечатления. Может, он и учился, но, как говорил один умный человечек – недоучился. Нет, русским он владел в достаточном количестве и мог бы многое рассказать, если бы знал. Но с этим, увы, была явна недоработка. Он хронически путал имена фараонов и богов. Зато по части выкручиваться из любых нужных и ненужных ситуаций он был просто профи.

    - Шериф, тебе сколько лет?
    – 24 с хвостиком.
    - А хвостик большой?
    – около 30.
    - По часовой стрелке или против?
    - Просто убежал.
Теплоход.
Наконец мы прошли через шесть одинаковых по роскошности кораблей и вошли в наш. Нам достался самый лучший теплоход с красивым названием Bean Soleil – он стоял самым последним. Это был пятизвёздочный отель без слов de luxe. Иллюминаторы в нашей каюте выходили на реку, а не соседу в номер. И потом, кроме джинсов, я для себя ничего не взяла, и надпись на ресторане в одном из соседних теплоходов dresscode могла сильно подпортить моё бытиё.

Если не смотреть в окно, ни за что не понять, стоим мы или поплыли. Никакой качки, никаких резких движений, плавная парковка – нет, это даже не парковка – танец, поставленный хорошим хореографом.
Нужно ли говорить, что песню из кинофильма Титаник крутили каждый час…

К сожалению ни видео, ни фото не в состоянии передать глобальности, масштабности и самой атмосферы. Хотя кто знает, может это и к лучшему – есть сильный стимул побывать в Египте самим. Своими ногами походить по храмам, посмотреть, потрогать остатки роскоши.

Первая остановкав Луксоре.
Рядом с дорогой восседают колоссы Мемнона. Вес каждой статуи 800 тонн, высота 18 м. И это только вход в храм, который не сохранился. Я так и не смогла представить главное детище.
Так, фараоны (так назвал шеф нашу группу), быстро фотографируемся и едем дальше. С этого момента я поняла, главный девиз Шерифа был «быстро». Ну как же, надо же успеть на главный объект – алебастровую фабрику… Кстати, там я имела удовольствие увидеть то, что другими туристами осталось незамеченным. Из автобуса я с интересом смотрела за парнем. Он сидел перед входом и самым бессовестным образом портил алебастр. А ведь хороший материал, между прочим. Просто бесцельно бил по камню, создавая видимость работы. Причём, работал исключительно на публику. Как только все оказывались внутри, он неспешно попивал чаёк, но если кто из туристов выходил, дядечка возвращался к своему занятию.

Место захоронения фараонов - Долина царей, была к нашему приезду бессовестно разграблена. Но посмотреть там всё равно есть на что. Особенно место будет интересно строителям. Будь моя воля, я бы в принудительном порядке отправляла их в долину. Точная геометрия, идеально ровная поверхность потолков и всех поверхностей потрясает.
Храм царицы Хатшепсут явно срисовали с мавзолея Мао Цзэдуна или наоборот…

Новый год на теплоходе.
Новый год на теплоходе прошёл весело. Уже с восьми вечера по коридорам расхаживали дамы в вечерних нарядах. Я поспешила в свою каюту. Нет платья, хоть шлёпки помою. Ради праздника капитан отшвартовался и плавал по реке. Всё-таки встречать Новый год лучше посередине Нила. Ужин роскошный. Меж столов прохаживался Дед Мороз в египетском исполнении. Он подходил к детям и тискал их. От его незагриммированного вида дочка расплакалась. Была, правда, и другая причина. Не знаю, как у других детей, но у моей дочки Дед Мороз чётко ассоциируется с подарками. Этот же редкий экземпляр догадался до этого далеко не сразу.

Ближе к 23-00 русские разбрелись по каютам. Дочь ложкой рылась в банке с икрой, мы наслаждались запотевшей бутылкой шампанского, привезённого с родины. К двенадцати все собрались в баре на коктейли от капитана. Программу мы смотреть не стали – во-первых, видели все эти местные «па» и игры на «сковородках», а, во-вторых, свежая голова нам была нужна для экскурсий. И мы побрели спать.

Утром нас повезли в Карнакский храмовый комплекс. Шериф урывками показывал храм, он явно спешил поскорее увезти нашу группу на очередную фабрику. В наши планы она не входила. Мы предупредили гида, что сами доберёмся до теплохода и остались. Наконец-то мы могли расслабиться. Что может быть лучше неспешного созерцания древностей? Мы старались не пропустить каждый уголок, посмотрели всё то, что прошёл гид, жадно слушали рассказы других русскоговорящих гидов. Неохваченным оказалось очень много.
Прибыли на теплоход вовремя на такси. Наших ещё «фабриковали». Они приехали гораздо позже злые и голодные.

В Луксорский храм мы попали бесплатно. Билет стоит 40 фунтов на человека. Я не знаю, зачем мы решили поболтать о жизни с охранником. Слово за слово, в итоге он что-то крикнул контролёру, и нас пропустили, не останавливая. Правда говорят - язык до Киева доведёт… особенно арабский.
Луксорский музей. Никогда не пожалеете, что посетили его. Интересно, как с мумий пыль протирают? Кажется, они рассыплются просто от прикосновения кисточки. Надо же, ногти сгнили, а волосы целы – чёрный, как смола, локон отделился, можно отчётливо разглядеть каждый волосок. Возвращаюсь на повторный просмотр раз пять. Старик выходит с совершенно ошалевшим видом… да, все мы смертны…

У каждого предмета своя история. Вот предметы обихода одного фараона. Кровать, стул – всё то, что необходимо ему в другой жизни… но вот сушка для белья, зачем она ему там? Мы изучаем экспонаты самостоятельно, изредка прислушиваясь к англо-говорящим гидам в музее. Чтобы изучить Египет, нужны годы, а не три дня.

Подходим к пристани. Когда мне сказали, что теплоход уплыл, я, разумеется, не поверила. Но, информация подтвердилась. Да где же он шляется…а, другие судна выпускает, ну тогда ладно. Собралась наша группа. Обмениваемся впечатлениями.

Мама одиннадцатилетней дочки ищет просто папирус, без рисунка. Девочка занимается в художественной школе, и идея нарисовать что-нибудь на папирусе самостоятельно не покидала их на протяжении всего круиза. Материал для рисования новый и, разумеется, ей просто необходимо знать, какими красками на нём можно писать. Да не мучайтесь, мы гуашью всё делаем и на принтере штампуем. Ответ человека из «фабрики папируса» её воодушевил. И это в то время, пока остальные туристы старательно смотрят, как чуть поодаль другой дядечка на все лады мнёт, почти комкает предмет вожделения. Если вам интересно моё мнение - Какая разница? У нас дома уже много лет в рамках висят оба вида папируса. И с банановым ну ничегошеньки не случилось. Я тоже захотела креативности – решила купить 2 листа “бананки” и попытаться сделать на них фотографию. Почему-то чистый папирус везде стоил ровно в 2 раза дороже, к тому же его ещё нужно найти. Не графья, решили мы – купим с рисунком и на обратной стороне сделаем. Пришли в магазин торговаться. Но ведь папирус совсем маленький – (“усипусинький”, подтвердила дочка, и показала пальчиками) – продавец был сражён такой образностью и продал два листа по фунту. Потом был Храм в Эдфу и храм в Ком-Омбо. Боги, фараоны, ключи жизни, птички, крокодилы, скарабеи везде в разных пропорциях, и в большом количестве.

Молодая и потому пока бездетная семейная пара тоже отправилась гулять самостоятельно. Они набрели на какой-то стихийный рынок. Глава семьи утверждает, что там можно было купить всё. По крайней мере, женщина с младенцем на руках предложила им ребёнка. Вначале за 20 $, потом цену снизили до 10. Весь вечер вся группа гадала, что это – неудачная шутка это или всерьёз. Нам повезло меньше - на вещевом рынке, до которого мы с трудом добрели, продавался всякий хлам, не нужный даже самим местным жителям. Перейти дорогу оказалось не простым делом. Машины, лошади, велосипеды, ослы – и все без тормозов.

Небо к вечеру бережно примеряло то розовое, то фиолетовое платья. Оно готовилось к закату. Большой красно-оранжевый шар бесшумно прятался за горизонтом. Фелюги спешили выразить ему своё почтение и, чуть дотрагиваясь, спешно уплывали куда-то в даль. Нам же оставалось только запечатлеть это важное событие в их жизни.
Рубка капитана располагалась под нами. Небольшая комната была увешана всякими безделушками и скорее походила на игровую комнату маленького мальчика.

Асуан.
Асуанская плотина для нашей семьи не представляет особую ценность. Чего больше от неё, пользы или вреда, рассудит время. Есть места и интереснее. Туда мы и отправились, проигнорировав это гидротехническое сооружение.

По набережной прохаживался Батей. Мы арендовали его вместе с фелюгой на 3 часа за 120 фунтов и поплыли на остров Элифантин. Местные жители зовут его Слоновьим островом, потому что давным-давно на этом острове велась активная торговля слоновой костью. Батей стал нашим гидом и рассказывал на неплохом английском нужные факты в подходящее время. Вначале зашли в Асуанский музей древностей, потом, как следует, облазили руины храма бога Хнума.

Легендарный отель «Катаракт» стоит на возвышенности. Мы смотрели на него вначале с фелюги, бороздя просторы Нила, а потом с острова и думали о том, что более удобного места для написания «Смерти на Ниле» трудно было бы найти. Пока мы гуляли, Батей подштопал парусник и теперь наша лодочка была ещё прекрасней. Обошли остров вокруг и медленно поплыли обратно. Куда нам до резвых катеров… Хотя фелюгу почти и не покачивало, но на всякий случай я старалась держать дочь за руку. Помочить ножки в Ниле мы не рискнули, довольствовались просто красивым видом.

После обеда нам предстояла обратная дорога в Хургаду, поэтому мы подгоняли нашего гида. Он посмотрел на часы, потом поднял голову на парус и взял в руки вёсла.

Возвращение в Хургаду.

Первый раз в жизни я получила такое удовольствие от езды в автобусе. Перед глазами мчалась жизнь людей…
Песок и бесконечная череда гор. Мама, смотри, сколько песочка, давай бабушке на дачу отвезём. Я любуюсь горами. Кажется, что художник сел набивать руку. Он старательно выписывает горбы верблюдов. Вот горб, ещё и ещё. Он просто не может остановиться…

В глубине виднеются ж/д станции. Скромненькие, но чистые. У дороги лежат 2 горки ещё не запылённых белоснежных кирпичей, больше похожих на кусочки рафинада.

Многочисленным осликам всё равно, что, кого и куда вести. Они безропотно везут на своих полупрозрачных телах всё, что на них навьючат. Мешки, горы тростника, детей в неприлично оптовом количестве.
Вот мужик едет. Гордая посадка мужика заставляет убедиться, что он всё-таки сидит на осле, а не на орловском рысаке, как поначалу кажется.
В крупных населённых пунктах на каждом углу постеры Хосни Мубарака. Я так и не поняла. Человек у власти с 81 года – неужели люди до сих пор не запомнили своего героя в лицо… Интересно, из какой он династии?

Колченогий крестьянин продаёт у дороги огромные кочаны цветной и белокочанной капусты. Наверно, завтра вилки будут весить гораздо больше, пропитавшись вдоволь дорожной пылью и песком, коих здесь в неограниченном количестве.
Все поля неизменно имеют 4-5 оттенков зелёного, отчего наверное работать в этих местах хоть и трудно, но приятно.
Крестьянин высыпает из подола семена. Белый ибис и ворона внимательно следят за посевом – их клювы ждут своего звёздного часа. Наступит он, скорее всего, не скоро. Участок большой. На месте, где когда-то росли пальмы, торчат лишь 2 пенька. Мало ли на какие нужды срубили – может на мебель, или крышу подлатать.

Бесконечные грузовики доверху набитые тростником – сезон. От их вида у меня текут слюнки. Из тростника получается очень вкусный сок. У нас вся семья его любит.
На соседнем поле работа тоже в самом разгаре – буйволы, козы, коровы, дети – каждый занят своим делом - жгут траву, сеют, перевозят. Через километр картина меняется до неузнаваемости. На каждом углу кафе и все битком забиты беззаботными мужчинами. Они сидят в обнимку с кальяном. В Асуане лучший в Египте арахис, каркадэ и конопля. Не исключено, что они имеют к этому непосредственное отношение.

Мальчишки-сорванцы раздобыли где-то камеру от колеса и теперь катят её по встречной полосе. Все сбавляют скорость - дети.

Дочкино кресло сломалось очень кстати. Она стала обладательницей единственного спального места и использовала его по назначению.

За окном день плавно переходил в ночь. Беспощадно красивый закат безжалостно эксплуатировал мой фотоаппарат. Ночью караван автобусов растянулся на 3 км. Когда дорога слегка изгибается - зрелище умопомрачительное. Словно ёлочную гирлянду разложили и проверяют перед тем, как повесить на самую большую ёлку в мире. Огоньки габаритных огней перемигиваются – это водители обмениваются на понятном только им языке sms-ками. 250 автобусов везут довольных туристов обратно в Хургаду.


Ануля

Статья участвует в конкурсе "Лучшая статья месяца"

© Eva.ru 2002-2022 Все права на материалы, размещенные на сайте, защищены законодательством об авторском праве и смежных правах и не могут быть воспроизведены или каким либо образом использованы без письменного разрешения правообладателя и проставления активной ссылки на главную страницу портала Ева.Ру (www.eva.ru) рядом с использованными материалами. За содержание рекламных материалов редакция ответственности не несет. Свидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77-36354 от 22 мая 2009 г. выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) v.3.4.325