Меню

Москва-Франкфурт-Берлин-Москва

Очерк о путешествии. Автор: Лиза Симпсон

Надо сказать, что у меня есть традиция. Каждый год в октябре я вместе с другими сотрудниками своего издательства езжу в город Франкфурт-на-Майне на книжную ярмарку, центральное событие года для всех, кто имеет отношение к издательскому делу. В мои обязанности входит проведение переговоров о покупке прав на книги иностранных издательств для последующего выпуска их на русском языке; поэтому программа у меня очень напряженная, все пять дней ярмарки – встречи почти каждые полчаса. И есть у меня еще одна традиция – брать после этой напряженной недели несколько дней отпуска и проводить его у друзей, разбросанных по всей Европе. Я так делаю уже третий год; помимо всех прочих преимуществ, это еще и очень выгодно, так как перелет мне оплачивает контора. На этот раз я собралась к Даниэлю, племяннику своего мужа, живущему в Берлине; муж должен был приехать туда прямо из Москвы по окончании ярмарки.

Поездка наша началась с того, что в Шереметьево на три часа задержали рейс – в нашем самолете были выломаны четыре кресла в самом последнем ряду. Как это могло произойти – ума не приложу; пока меняли самолет, мы сидели в Айриш-баре и наслаждались Гиннессом. Наконец к вечеру мы приземлились во Франкфурте, и часть из нас поехала прямо на ярмарку ставить стенд (книги мы привезли с собой, поскольку было нас человек двадцать).

Комплекс зданий Франкфуртской ярмарки производит внушительное впечатление. Это десять огромных павильонов, некоторые из них двух- или трехэтажные. Павильоны соединены между собой галереей с движущейся дорожкой и эскалаторами. Кроме того, имеется плоский небоскреб под названием Торхаус, в котором расположены всевозможные офисы и службы сервиса – почта, аптека, железнодорожные кассы и т.д. Там же выход на станцию С-банна. По территории ходят бесплатные автобусы-шаттлы, которые останавливаются у каждого павильона – это самый быстрый способ передвижения по ярмарке.

Мы прикинули, как расставить книжки, решили всякие мелкие организационные вопросы, заперли стенд и поехали наконец в гостиницу в город Висбаден, в сорока минутах езды от Франкфурта. Это чудесный городок, весь зеленый, с великолепным парком, термальными банями и водами и довольно таки знаменитым казино. Высшее руководство наше жило в Рэдиссоне, а мы – в прелестном маленьком семейном отеле, где, как ни странно, была частично русская прислуга. Единственным его недостатком было то, что в десять часов вечера административный корпус закрывался, и попасть в свой номер можно было только через гараж. Поэтому каждому гостю вручался ключ от гаража, который, впрочем, никогда не был заперт. Однажды, войдя туда, мы с моей сотрудницей Надей замерли от неожиданности: там играла музыка. В гараже стояло старенькое пианино, за которым, спиной к нам, сидел немолодой человек с длинными седыми волосами и играл Шуберта… и неплохо играл, надо сказать. Мы дослушали до конца пьесы и разразились аплодисментами, немало его смутив. Позже выяснилось, что это довольно известный русский пианист и композитор Сергей Чипенко, живущий в этом отеле на какой-то грант. Я так поняла, что он осуществляет некий музыкальный проект – то ли сочиняет что-то, то ли преподает.

Дни проходили однообразно – тяжелая работа с десяти до шести, дорога домой на электричке или арендованной машине, ужин в одном из уютных ресторанчиков Висбадена. В пятницу мы устроили ставший уже традиционным ужин для наших зарубежных партнеров в роскошном франкфуртском ресторане, с водкой, черной икрой, песнями и безумными плясками. Надо сказать, что на следующий день резкие движения головой удавались мне с трудом, а отбитые в танцах ноги вообще не держали. Наконец первые утомительные четыре дня ярмарки остались позади.

Настало воскресенье – день, когда я должна была переместиться в Берлин. Моя сотрудница Надя, прекрасно говорящая по-немецки, в отличие от меня, и тоже собиравшаяся в Берлин по своим делам, нашла нам через систему "митфарнцентрале" (www.mitfahrcentrale.de) попутного водителя, который за 25 евро согласился нас отвезти (поезд стоит в четыре раза дороже). В последний день выставки, я закончила все свои встречи уже к двум часам дня. Чувство облегчения, охватившее меня, передать невозможно. Я вернулась на стенд, некоторое время посидела там, выпила со знакомыми бутылку токайского вина, потом мы взяли чемоданы и покинули вконец осточертевшую территорию ярмарки для встречи с нашим водителем. Он подкатил к условленному месту с точностью немецкого автобуса – ровно в пять часов – на желтом мини-вэне "Фольксваген" и оказался молодым парнем хорватского происхождения по имени Марио. Попутчиками нашими были в основном ребята-студенты лет 20-22. Они вовсю пили в дороге пиво (как и я, впрочем), а также курили марихуану. Вели себя при этом тихо, вежливо и предупредительно (могу себе представить, что творили бы на их месте их среднестатистические российские сверстники, слегка подогретые алкоголем и травкой). Многие спрашивают меня, как я решилась сесть в машину в такой компании; однако я не чувствовала абсолютно никакой опасности – настолько эти ребята с молоком матери впитали уважение к чужой privacy.

Ехали мы часов шесть, периодически останавливаясь на заправках и у туалетов. Наконец Марио высадил нас на Александер-плац, в берлинском народе именуемой Алексом – той самой площади, рядом с которой стоит знаменитая "пузатая" телебашня. Там нас уже поджидали Данечка с моим мужем. Надя должна была переночевать у него одну ночь, потом уехать на остров Рюген – немецкую Прибалтику – а вернувшись в Берлин, поселиться в гостинице. Усталые и голодные, мы забросили чемоданы в Данькину квартиру и отправились есть в арабскую забегаловку – единственное, что было открыто в округе в половине первого ночи. Не могу сказать, что мне понравилась их еда.

Надо заметить, что общество обкуренных студентов в машине заставило меня почувствовать себя помолодевшей лет на десять, поэтому я не испытала культурного шока при виде жилища, в котором нам предстояло провести неделю. Это была однокомнатная квартирка в старом доме в центре Берлина (три остановки на метро от Алекса), с крошечной кухней и одним туалетом на две квартиры на лестнице. В квартире даже не было батарей; Даня отапливает ее большим чугунным обогревателем. Стоит, однако, это удовольствие всего 150 евро в месяц. Данька – архитектор, занимается подсветкой зданий и парков, сейчас работает в Потсдаме, подсвечивая знаменитый Сан-Суси и его парки. Весь дом заселен такой же богемной молодежью, с радостью подогнавшей ему дополнительные матрасы и одеяла, на которые мы и повалились без сил.

Наутро Надя села в поезд и уехала в Рюген, Данька свалил на работу, а мы с Пашкой отправились гулять. Миновали Александер-платц с ее знаменитыми часами, на которых можно увидеть время в Омске и Новосибирске, прошли мимо потрясающего по своей художественной выразительности памятника Марксу и Энгельсу и мимо так называемого Музейного острова, где сосредоточены основные музеи Берлина. Так мы оказались на Унтер-ден-Линден – живописном "бульваре-под-липами", сердце восточного Берлина. Не знаю уж, что тут было во времена ГДР, но сейчас там масса дорогих магазинчиков, кафе и ресторанов. Кроме того, бульвар (да и весь центр Берлина), заставлен пластиковыми медведями, которых расписывают разные художники всеми мыслимыми и немыслимыми способами. Есть радужные медведи, есть медведи в цветочек и в горошек, есть – с цветами немецкого и американского флага, есть медведи в машинках, а есть – с портретом Сальвадора Дали. Говорят, они размножаются со страшной силой; возле Бранденбургских ворот я краем глаза видела целую площадку, заставленную еще не раскрашенными медведями.

Как известно, за Бранденбургскими воротами начинается Западный Берлин и его живописнейший район Тиргартен – довольно большой парк внутри города. Там же расположен и рейхстаг, отчищенный от всех оставленных нашими солдатами надписей и с великолепным стеклянным куполом. Мы увидели очередь людей, стремившихся попасть на крышу рейхстага, содрогнулись и пошли гулять по парку. Только там меня наконец отпустило напряжение после ярмарки… Центр Тиргартена – площадь Большой Звезды с огромной Триумфальной колонной, на которую водружена золоченая женская фигура, называемая берлинцами Золотой Эльзой (на мой взгляд, она скорее Безобразная). Там мы взобрались на смотровую площадку – это вообще мое любимое хобби во время поездок, куда я только не карабкалась, а после колокольни собора во Флоренции мне вообще уже ничего не страшно. Впрочем, было довольно пасмурно и холодно, и город поэтому был затянут дымкой.

Затем, минуя зоопарк, мы подошли к Цоо – берлинскому зоопарку, возле которого стоит растиражированная на всех открытках церковь памяти кайзера Вильгельма с проломленной крышей. Немцы решили не реставрировать ее после бомбового удара. Там же находится и знаменитый универмаг "Европа-Центр" ("Валентин Константинович! Сядете в такси – скажете "Европа-центр", сядете обратно – скажете "аэропорт" ©" Впрочем, ничего общего с магазином из фильма "Мимино" это стеклянное сооружение с эмблемой "Мерседес" на крыше не имеет. Внутри – изумительные часы, в которых время показывается путем переливания зеленой жидкости из одних стеклянных колбочек в другие и обратно. Процесс увлекательнейший, мы простояли возле них не одну минуту…

Собственно, активному осмотру достопримечательностей был посвящен только первый день. Впереди была целая неделя, мы расслабились и решили просто жить – гулять, где вздумается, заходить в те магазинчики и ресторанчики, которые нравятся и не заморачиваться архитектурными достопримечательностями. Мы съездили в Шарлоттенбург, замок с парком недалеко от центра, прелестный и живописный, а потом прошлись по Курфюрстердамм, или Ку-дамм, центральной улице теперь уже Западного Берлина, заставленной дорогими бутиками. На следующий день рванули в Потсдам, где погуляли по многочисленным паркам и посмотрели на дворцы, надо сказать, в подметки не годящиеся нашим питерским. Сам Потсдам – очень милый провинциальный чистенький город с дорогими домиками и русским поселением Александровка – десятком настоящих изб. При них – крохотная православная часовня в честь (разумеется) Александра Невского. Там мы встретились с закончившим работу Данечкой, и пока мальчики расслабленно шли пешком к вокзалу, беседуя о своих дизайнерских делах, я, не чувствовавшая под собой ног, села на Данькин велосипед и лихо прокатилась через весь Потсдам к вокзалу, где и подождала их в кафе. Надо сказать, я никогда раньше не ездила на велосипеде по городу, и этот опыт мне несказанно понравился… жаль только, что по моей родной столице на велике особо не покатаешься.

Отдала я дань и социалистическому прошлому этого удивительного города. Я съездила к сохранившемуся остатку Берлинской стены возле Восточного вокзала, расписанному самодеятельными художниками, и посетила Чекпойнт-Чарли – сохраненный для потомков американский КПП, стоявший ранее на границе двух зон. Правда, семь евро на соответствующий музей я откровенно пожалела; забавно то, что на его дверях висит мемориальная доска, сообщающая о том, в этом доме с 1952 по 1982 год жил Брежнев. Откуда ее сперли – непонятно.

По городу мы передвигались на метро и С-банне – сети электричек, проходящих через центр города по одному и тому же маршруту, а потом разъезжающихся по пригородам. Это удивительно удобная система; для того, чтобы разобраться в схеме линий и принципе ее действия, нужно совсем небольшое интеллектуальное усилие. Поезда метро ходят гораздо реже, чем в Москве, С-банн в центре – примерно каждые четыре минуты. В метро и электричках всегда есть свободные места; разумеется, в Берлине гораздо меньше жителей, чем в нашей столице, однако и видов и веток городского транспорта там гораздо больше. Не нужно забывать и про трамвайчики и автобусы, разбегающиеся от всех станций подземки. В метро меня поразили поезда нового типа, сделанные по принципу "Икаруса", то есть без дверей между вагонами. Таким образом, можно пройти из одного конца поезда в другой, как по коридору. Наверное, от контролеров удобно бегать (турникетов в берлинском метро нет, но контролеры изредка попадаются). Мы с Пашкой купили себе универсальные проездные на неделю стоимостью 22 евро; правда, проверили у нас эти билетики всего пару раз, да и то в С-банне.

В пятницу мы с Данькой провели рейд по ночным клубам Берлина. Начали с "Клуба польских неудачников", где собираются представители польской диаспоры, а по стенам развешаны агитационные плакаты социалистических времен. Затем отправились в место, которое без поллитры не найдешь – нужно пройти мимо какой-то стройки, свернуть в подворотню, найти почти потайную дверь и спуститься по крутой лестнице в неотапливаемый и освещаемый лишь свечами подвал, где играет испанская музыка и изо рта вырывается пар. Это оказался нелегальный (то есть незарегистрированный и не платящий налогов) клуб, куда нас провела Данькина сводная сестра Юдита, подруга одного из владельцев заведения. Впрочем, там мы выдержали недолго по причине страшного холода; выпив еще по бутылочке и съев на улице по вкуснейшему турецкому дюнеру, мы переместились в ДК Берлин (русское заведение), потом еще в один русский клуб, очень шумный (воспоминания мои, однако, становятся все отрывочнее), и закончили вечер, вернее, начали утро во вполне приличном баре, где танцевали какие-то напившиеся в одиночку девицы и оказалась пара русскоговорящих Данькиных подружек.

Суббота была нашим с Пашкой последним совместным днем в Берлине – он уезжал раньше меня. Было очень холодно, но тем не менее, мы решились все-таки забраться на рейхстаг и отстояли для этого часовую очередь. Поднимаются туда на лифте; на крыше – смотровая площадка и стеклянный купол со спиральными дорожками, поднимающимися к самой крыше. Это на редкость красивая и стильная конструкция; глядя на нее, я испытывала странные чувства. С одной стороны, совершенно очевидно, что она не вяжется с массивным и аляповатым зданием рейхстага, с другой – настолько "омолаживает" его, что на него приятно смотреть.

Потом, окончательно замерзнув (да и промокнув, потому что прошел дождь с градом), мы сели в кольцевой автобус, проезжающий по основным туристическим местам Берлина, согрелись там и закончили ужин в хорошем ресторане, умяв классическую немецкую свиную рульку.

А в воскресенье, оставшись уже одна, я с утра рванула в картинную галерею возле Потсдамер-платц (это настоящее урбанистическое чудо в самом центре Берлина, средоточие удивительных по архитектуре зданий из стекла и металла). Галерея превзошла все мои ожидания. Целый зал Рембрандта; великолепная коллекция голландцев; Босх и Кранах, Рубенс и Тициан, Боттичелли и Рафаэль, Дюрер и Гольбейн, Гейнсборо и Ватто… Поразило меня и освещение: помимо ламп дневного света, направленных в потолок, залы освещаются через потолок, забранный матовым стеклом. Поэтому только в редких случаях есть необходимость искать такую точку осмотра, при которой на картине не было бы бликов.

Я заскочила и в Новую галерею, благо она была рядом и действовал один билет; там развернута экспозиция искусства ХХ века, которая мне совершенно не понравилась. Единственное, что привлекло мое внимание – это ее живописный внутренний дворик. Потом я на самом скоростном лифте Европы поднялась на смотровую площадку на высоте 90 метров (на одном из небоскребов), с которой кинула последний взгляд на Берлин. Самолет у меня улетал в шесть часов; мы встретились с Надей и с большим комфортом поехали на электричке в аэропорт.

Сказать, что я влюбилась в этот город – значит, не сказать ничего. Нигде в Европе не чувствовала я себя так свободно и легко. Не ощущалось даже языкового барьера, хоть я и не говорю по-немецки, только понимаю немного. И очень легко оказалось привыкнуть нажимать кнопки открывания дверей в метро, не ходить по велосипедным дорожкам и не наступать в собачьи какашки, которые, вопреки нашим представлениям о Европе, там никто не убирает. Это удивительно светлый, веселый, беззаботный и молодой город, в котором идет бесконечная и стремительная стройка. Это город, где есть дивный музей фонарей под открытым небом в парке Тиргартен. Это город, где в переходах метро подростки устраивают соревнования на скейтах и горных велосипедах. Это город, по которому расставлены удивительные уличные скульптуры: уже упомянутые мною медведи, металлическая стела с огромным зеркалом на Потсдамер-платц, красивые фонтаны, какие-то мартышки в духе Шемякина… На станции Александер-платц стоят деревянные скульптуры, отчетливо напоминающие пенисы, правда, слегка мутировавшие… Это город, где кипит культурная жизнь, где проводится куча выставок, мероприятий под открытым небом, концертов и спектаклей. Это город, где продавщица в магазине, услышав, что ты русский, процитирует "С голубого ручейка начинается река, только дружба начинается с улыбки". Это город, восстановленный из руин и превращающийся в культурный центр Европы. Там хорошо, там я хотела бы жить, там я совсем не чувствовала напряжения, испытываемого каждым за границей. Раньше я думала, что только в моей любимой Италии мне может быть так легко и уютно. Оказалось, что нет. Сейчас, придавленная трагическими событиями в Москве, я даже и представить себе не могу, что всего неделю назад я гуляла по любовно украшенным улицам немецкой столицы…

Лиза Симпсон

Оставить комментарии и обсудить статью можно здесь

© Eva.ru 2002-2022 Все права на материалы, размещенные на сайте, защищены законодательством об авторском праве и смежных правах и не могут быть воспроизведены или каким либо образом использованы без письменного разрешения правообладателя и проставления активной ссылки на главную страницу портала Ева.Ру (www.eva.ru) рядом с использованными материалами. За содержание рекламных материалов редакция ответственности не несет. Свидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77-36354 от 22 мая 2009 г. выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) v.3.4.325