Меню

Ночь до Риги

Романтическое путешествие в Латвию. Автор: Елена@

Летним раскаленным и душным рабочим днем я сидела в чате. Летние дни плавно перекочевали в осенние и я поняла – в моей жизни появился новый друг, которого я не могу покинуть по собственной воле, а только лишь в силу не дай Бог сложившихся обстоятельств.

Осенним вечером я сидела на вокзале, читая бесконечный журнал и отвечая на флиртообразные реплики соседей блуждающей улыбкой. Еще бы – в моей голове стояли воспоминания…. воспоминания о той стране, которую я не видела уже более 10 лет, с ее озерами, реками и прекрасными хуторами, и самым главным – суровым и нежным одновременно морем. Я помнила его вкус – такой нежно-соленый как нигде более в мире, прохладный, свежий, наполненный сосновыми ароматами и криками чаек, которые планируют прямо над головами прогуливающихся по пляжу людей. Я уезжала в Латвию.

Над Рижским вокзалом был абсолютно безтуманный темно-синий вечер, стрелки близились к восьми, и я удобно расположилась на двух сразу креслах - еще бы – автобус был наполовину полон. Как сказал бы пессимист – он был наполовину пуст, но в моем случае он был наполовину полон, - впереди меня ждали множество сказок, надежд и три дня вдали от дома.

До восьми оставалось не более трех минут и вдруг над Москвой повалил снег – густой, хлопистый, пушистый, словно предвещающий прекрасные приключения… Пока-пока, Москва, я уезжаю от тебя и никто меня не найдет, никто не позвонит мне, я – "Абонент временно не доступен".

На меня нахлынула светлая безбрежная радость и жуткая эйфория одинокого путешествия в неизвестность.

Я никогда не видела этого человека вживую, только видео, фото, письма, звонки, … это все, что могло быть за эти долгие четыре месяца перед тем как сесть в автобус с довольно милой дорожной сумкой.

Мы плавно ехали вдоль московских улиц – за окнами ходили люди, решали свои и чужие трудности, танцевали, ругались, толкая друг друга и махая руками, и тут же в соседнем окне стояли обнявшись, рассматривая так внезапно рассыпавшиеся над московским вечером снежинки…

Радость и прекрасная неизвестность – вот что охватило мое сердце, всю меня, эти чувства танцевали во мне, и я то готова была просто громко рассмеяться, то тихо-тихо улыбалась в окно проезжающим внизу машинам.

Сон овладел всеми незаметно, он пропадал и приходил снова, чтобы помочь скоротать не совсем большое расстояние, но все же – одна ночь, целая ночь до Риги…

К утру весь автобус передружился и общался вполне независимо и непринужденно, я отвечала на реплики соседей односложно – меня занимала дорога, мои глаза смотрели и в левое и в правое окно почти одновременно.

Всю дорогу до Риги нас провожала Даугава, извиваясь и пропадая на мгновение, она появлялась среди деревьев снова, как бы говоря – я рядом с вами, я вас веду.

И вот она – Рига, о, Рига, ее холмы на окраинах, так похожие на окраины Питера, ее реки, ее остроконечные башни, прекрасные улицы, и восхитительный влажный воздух, которого так не хватает нам в Москве… Она оставалась все той же Ригой, из которой я уехала так много лет назад…

За окном автобуса мелькнуло знакомое лицо и букет роз…о мама, если я сейчас не выйду, то меня нужно будет отрывать от кресла. Ноги выдержали, и даже больше.

Он оказался на 90 % таким как я его представляла. С учетом виртуального общения эта погрешность в 10 % становилась просто нелепой.

О чем могут разговаривать люди, видящие друг друга в первый раз, но которые до этого переговорили обо всем возможном и невозможном ? О РАБОТЕ.

Дорога с белой серединной полосой, убегающей под колеса, окна, меняющие картинки как на ускоренной перемотке - сосны, зеленые бугры леса, опавшие листья накрыли их своим золотом, словно обнимали, чтобы согреть на долгую зиму. Все наполняло каким-то неведомым торжеством мое сердце.

И…конечно же, она – прекрасная, таинственная и простая, спокойная до крайности и непередаваемо романтичная – Юрмала… Она в точности соответствовала моему настроению этой осенью, она тиха и ненавязчива, почти пустынна, и непередаваемо до тихой горечи красива.

В те дни мне не нужны были шоу, похожие на те как подают в шумной Турции, мне нужна была она, Юрмала, с ее руками моря, с ее сумасшедшими полуручными воронами на берегу, смотрящими на тебя одним глазом на склоненной набок голове – "ты что ли правда ничего не принесла поесть ?", с ее пикирующими как "Стелс" чайками, чуть ли не садящимися на плечи.

Пляж в Юрмале осенью прекрасен и тих, я думала что не найду там и живой души… Ан нет – по берегу гуляли мамы с детьми, мечтательные пары, и пожилые и молодые, говорящие о чем-то только своем, неизвестном никому другому; художник полусумасшедшего вида с развевающимся на морском ветре зеленым шарфом рисовал волны, стоя почти в воде, и я – с носом, завернутым в мех от воротника куртки, обвеваемая бризом, гуляющая как видимое глазу привидение.

Песок совсем утрамбован волнами и дождями, ботинки оставались чистыми даже после полуторачасовой прогулки. Я пригубила воду моря из ладоней, она все такая же – нежно соленая, совсем не похожая на черноморскую.

Из окна номера море распластывалось по всему горизонту, серьезное и ласковое, наполненное прохладой осени.

Я прошла через улицы Дзинтари мимо концертного зала вперед – на центральную улицу, на которой не была много-много лет…

Чуть дождливый вечер на Йомас, вечер Хэллоуина. Одетые в простыни, с высокими колпаками, как у гномов дети играли на улице, подбегая ко мне из-за спины и крича "Гав !!!" ждали, что я ОЧЕНЬ испугаюсь. Сделав вид, что мне страшно, я продолжала неспешно идти вдоль тихих магазинчиков и ароматно пахнущих кафе и ресторанчиков.

Дождь становился все сильнее, и я решила повернуть назад, так как прогулка уже становилась долгой. За окнами кафе болтали люди, совершенно не боящиеся дождя спрятавшись за стенами, пахнущими кофе и пирожными, проносились машины с непривычными номерами, женщина убирала с участка перед красивым деревянным домом с наглухо заколоченными окнами яркие желтые листья. Она посмотрела на меня слегка строго – вот мол ходит тут под дождем, моя бы воля – я бы сидела в теплом кресле накинув на ноги плед и пила бы чай. А тут незадача – нужно листья убирать. Я тепло улыбнулась ей – нет, даже под дождем я не могу уйти от такой красоты и спокойствия. Я согласна намочить голову, одежду, но не прекращать гулять среди деревянных заброшенных и оштукатуренных ухоженных домов, рассматривать их окошки и крыши, нюхать влажный свежий воздух, я согласна на то, что листья будут кружить по моим ногам, только как можно дольше быть здесь – в почти полной тишине, безветрии и покое.

Переодеваясь в гостинице после своей мечтательной прогулки, я обнаружила, что абсолютно новые колготки протерты до больших дыр на треть ступни. Смеясь над колготками, я решила дочитать журнал, тот самый, который начала на вокзале в ожидании автобуса, но Юрмала насытила меня собой, своим великолепным воздухом, и с горящими щеками и гудящими ногами я моментально заснула.

А потом были прекрасные дни и вечера с бесконечными четырехколесными прогулками по всем возможным окрестностям, по Риге, огибая ее улицы, на которых было множество огней, гуляющих пар и спешащих по своим делам людей.

Мы объехали столько разных мест, что глубоко ночью я не замечала, как засыпала.

Никогда раньше я не видела столько красоты за три коротких дня.

Безумно понравился "Лидо", мне казалось – вот-вот гномы побегут под ногами. Море огней вечерами, прекрасная атмосфера сказочности, и вечные голодные глаза, которые заставляют хватать в тарелку больше раза в три, чем можешь съесть. Можно только догадываться какая там красотища под Новый год.

Танцующие пары были так радостны, как-то по-латышски улыбчиво спокойны, выписывая кренделя ногами под национальные песенки которые время от времени распевались ансамблем. Почему-то меня обуревал смех, когда мы собирали еду на тарелки, разгуливая или бегая возле ее бесчисленного множества на столиках. Наверное, просто от того, что было хорошо. Хорошо и все – без условностей, причин, и прочих посторонних ощущений.

Но самая большая сказка этих дней – вечер в старой Риге, который был последним перед отъездом. На каменных улицах, пропахших кофе, так как негде среди их узости выветриться этому запаху (да и незачем, так гораздо приятнее), мои ноги заплетались в узкой длинной юбке, грозя телу опрокинуться, но я не смотрела под ноги – голова была поднята, чтобы смотреть вверх, туда, где прокладывают свои невидимые дороги голуби. Я смотрела на самые пики костелов, на верхушку церкви святого Петра, мне хотелось сфотографировать в памяти как можно больше. В последний день мне хотелось остановить солнце, попросить его не отпускать меня домой, но время ничто и никто не может уговорить подождать.

Стены соборов кажутся мощными, словно броня великанов, перед ними возникает совершенно непреодолимое желание поклониться хотя бы кивком головы. Показать им, что ты благодарен за увиденное великолепие.

Домский собор был тих, в нем не играл орган, но своим величием он сам играл на струнах моего сердца. Он словно дом, в котором можно укрыться от многих невзгод, его прочные стены, наверное, могут развести в стороны любые несчастья, стоит только пройти внутрь его покрова. О читатель, прости мне эти восторги, - я влюблена в Ригу.

Мы зашли в один из бесконечных магазинчиков, там было просто море различных мелких сувенирчиков, звонили колокольчики, тихонечко играли какие-то волшебные песенки висящие ветродуйчики, шуршали юбками мечтательные златокудрые куклы, поблескивали позолотой дорогие кофейные чашки, выставленные на комиссионную продажу, и конечно же – свечи, свечи, свечи, им не было конца, - зажженным и нетронутым, фигурным и совершенно по-настоящему прямым как и полагается серьезной свечке. Мне понравилась одна свеча – в форме ели, с тонко очерченными еловыми лапами. Но, побоявшись ее повредить в дороге, я оставила ей право украсить собой не мои вечера.

Ночная Рига красива и строга. С высоты двадцать какого-то этажа гостиницы, стоящей рядом с памятником Свободы, огни Риги были словно у меня под ногами – волнующее и жуткое впечатление. Стеклянные стены создают ощущение подвешенности, город словно тянет упасть в глубь своих огней.

Я видела далеко не все, узнала не так много, но все что я видела, помогло мне понять – этот город навсегда будет жить в моем сердце, мой новый друг сделал все, чтобы его страна и ее великолепная торжественная, но спокойная столица навсегда покорили мое сердце.

Прости меня, о старый Петергоф, я тебе изменила, ты не настоящий, не живой, в тебе есть только ухоженная рафинированная красота. Прибалтика жива, пусть заброшена, но жива, она реальна, так же как волны, набегающие на берег. Дело вкуса каждого – что любить. Если считать, что внутри каждого свой камертон, то моя нота совпадает с тональностью Прибалтийского моря, тишайшими вечерами Юрмалы, криками чаек и скромной выдержанной красотой этой настоящей страны эльфов.

Гуляя по Юрмале, я практически ощущала, что вот-вот один из них выскочит из кустов прямо на дорогу, поправляя на ходу свой колпачок.

Мы прощались очень сдержанно, жаль, что вовсю разговорились практически в последний день. Он очень хороший человек, только немножко одинокий, впрочем, как и я. Сначала непросто болтать, как будто ничего и не происходило в чатах – но это вполне понятно, даже на самого смелого при первой встрече может напасть жуткий столбняк.

Я буквально заболела от разлуки, когда уезжала. Только спустя месяц можно спокойно и тихо-радостно вспоминать такую поездку.

На площади у памятника Свободы мы кидали монеты в реку. Он – российскую, я – латышскую.

Мы продолжаем общаться, и временами это общение кажется мне еще более нежным и теплым, чем до того как мы увиделись.

Сейчас я почти за 1000 километров от него, но каждый день он в моем сердце, в моей памяти, он сделал мне прекрасный подарок – море поездок и прогулок по Латвии. Даже если наши дороги будут врозь, я желаю ему много счастья на пути, желаю ему идти по этому пути с лучшим человеком, которого он без сомнения достоин.

Теперь я знаю, что интернетное знакомство может быть на порядок лучше привычного. Не стоит пугаться этого. Люди на нашей планете не виноваты, что находятся за многие мили друг от друга. Самое главное – находить время для встреч и относиться к друзьям с доверием и теплом.

В моем сердце есть надежда, что монеты падают в реки не случайно ... В моем доме – сухие цветы из Юрмалы, они собраны в венок, от них пахнет травами, дождями и, если размечтаться, – морем и счастьем.

Елена@

Оставить комментарии и обсудить статью можно здесь. Или пишите автору по и-мейлу.

© Eva.ru 2002-2022 Все права на материалы, размещенные на сайте, защищены законодательством об авторском праве и смежных правах и не могут быть воспроизведены или каким либо образом использованы без письменного разрешения правообладателя и проставления активной ссылки на главную страницу портала Ева.Ру (www.eva.ru) рядом с использованными материалами. За содержание рекламных материалов редакция ответственности не несет. Свидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77-36354 от 22 мая 2009 г. выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) v.3.4.325