Меню

Новогоднее путешествие в Таллин

Самое утомительное в посещении столицы Эстонии – это путь туда. Автор: Лиза Симпсон

Дорога и первый день. Самое утомительное в посещении столицы Эстонии – это путь туда. Границу поезд пересекает в пять утра по московскому времени, когда все пассажиры спят мирным сном, и продолжается этот кошмар примерно полтора часа. Поэтому я еще раз похвалила себя за мудрое решение приехать не 31 декабря, а 30-го – иначе мы бы просто не выдержали тягот новогодней ночи.

В гостиницу с вокзала мы отправились пешком, благо погода была хорошая, в руках была карта и после тяжелой ночи требовалась изрядная инъекция кислорода. Гостиница располагалась довольно далеко от центра – минут сорок пешком, а на автобусе минут пятнадцать. Это оказалось вполне приличное европейское трехзвездочное заведение с телефоном и телевизором в номере, очень чистенькое и уютное. Качество завтраков мы тоже вполне оценили на следующее утро – богатый шведский стол, разве что вместо яичницы они делали омлет, который я не люблю. Единственным российским телеканалом было РТР; кроме того, наличествовали BBC и Евроспорт.

Обустроившись и почистив перышки, мы отправились в город. Надо сказать, что очень хотелось есть. Гостиничный ресторан мы инстинктивно проигнорировали, как впоследствии оказалось – правильно, потому что завтрак накрыть – дело немудреное, а вот мясо вкусно пожарить уже труднее. Впрочем, зайдя в старом городе в первое же попавшееся заведение, мы тоже прогадали – это была стильная американская пивная под названием "Компрессор", в которой было не очень вкусно, да и порции маловаты. Тем не менее, это подкрепило наши силы, и мы продолжили наш путь по старому городу. Особого новогоднего убранства мы не заметили – только ратушная площадь была вся в гирляндах, и посередине красовалась елка. Даже витрины магазинов далеко не все были украшены к Новому году, что представляло разительный контраст с Москвой, где даже на бензоколонках и складах запчастей и то присутствует какая-то иллюминация. На ратушной же площади красовались вывешенные каким-то банком (по-эстонски – Pank) часы, отсчитывавшие секунды до миллениума. Тогда же нами было принято решение встретить Новый год именно здесь – что-то есть все-таки в этом отсчете… В ходе наших блужданий мы посетили Морской музей в одной из крепостных башен, очень интересный. К сожалению, смотровая площадка на ее вершине была закрыта. Забавная деталь: все тексты, посвященные мореходству Эстонии после советской оккупации даны только на английском и эстонском. Русские таблички они просто убрали, видимо, чтобы не вызывать у русских посетителей отрицательных эмоций. День был закончен в замечательной пивнушке, где нас накормили от души настоящей свиной рулькой с квашеной капустой, прямо как в Германии. Правда, Guinness они, собаки, разбавляют безбожно. А местное пиво Saku пить абсолютно невозможно – оно полностью соответствует своему названию. Странно, на самом деле, потому что литовское и латвийское пиво – очень достойное.

Новогодние сюрпризы.

31 декабря мы выбрали для обеда очень приличный итальянский ресторан. Я не посещала подобные заведения в Москве по причине их невероятной дороговизны, в Таллинне же это удовольствие оказалось вполне доступным. Официант просто расцвел в ответ на мои bon giorno и gracia mille. Я съела самые настоящие тортеллини и выпила самый настоящий капуччино. После обеда мы вернулись в гостиницу отдыхать до вечера. Я читала Плейбой и смотрела телевизор, а Пашка слушал местное радио в плейере. Вдруг глаза его округлились, потому что услышал он следующее: "…исполняющий обязанности президента Владимир Путин…" Я, честно говоря, решила, что Ельцин умер под Новый год, потому что в возможность добровольной отставки железного старца я не верила. Я кинулась звонить домой и одновременно щелкать кнопками пульта. По РТР в это время мирно шел "Зигзаг удачи", но ВВС нам все рассказало. Потом начались новости и по РТР; признаться, в исторический момент передачи ручки с чемоданчиком я чуть не расплакалась, да и Пашка вовсю принялся тереть глаза. В общем, нельзя мне уезжать в Прибалтику, потому что стоит мне оказаться в моих любимых краях, как в родной стране начинаются всяческие катаклизмы… одного кризиса, случившегося аккурат тогда, когда я была в Паланге, достаточно.

В ожидании миллениума. Еще утром 31-го мы приобрели в ближайшем "кауплюсе" (продуктовом магазине, где, кстати, на наше счастье, продавалось отличное украинское пиво "Оболонь") две бутылки полусладкого рижского шампанского, одну вывесили за окно, чтобы выпить потом, а вторую решили взять с собой на новогоднюю ночь. Поужинав в гостинице и еще немного отдохнув, мы сели в автобус и отправились сливаться с эстонским народом. Основное новогоднее действо должно было происходить на площади Свободы перед входом в старый город – там ожидалось шоу фейерверков. В центре площади поставили какие-то прозрачные подсвеченные столбики, каждый из которых показывал время в том или ином городе мира. Венчал ряд столбиков авангардный извивающийся червяк, видимо, призванный символизировать дракона. К одиннадцати часам на площади собралась уже изрядная толпа, и народ все прибывал. А мы пошли навстречу людским потокам и оказались на крохотной ратушной площади, где ожидающих миллениума было гораздо меньше. Надо сказать, что мы ничего не потеряли, потому что государственный фейерверк было прекрасно видно и оттуда, а самопальные гремели с половины одиннадцатого до половины второго, создавая ощущение, что по городу бьет тяжелая артиллерия. Кстати, я не видела ни одного ларька с фейерверками – видимо, их только в магазинах продают? Мы как-то не сообразили даже бенгальскими огнями запастись.

Наконец исторический момент настал. Я хотела подловить объективом фотоаппарата момент, когда отсчет секунд прекратится, и единица сменится нулем, что мне вполне удалось, правда, фотография получилась не очень четкой из-за рано наступившего опьянения (чтобы согреться, мы сначала пили коньяк «Белый аист» из фляжечки, и только потом перешли на шампанское). Каково же было мое разочарование, когда я поняла, что положительного отсчета не будет. Этот нолик так и висел на часах и первого, и второго января…

Было очень весело. В ходе вождения хороводов и прочего братания выяснилось, что "С Новым годом!" по-эстонски будет "Ят уут аастад" (Пишется Head uut aastad). Я тут аастад. И ты тут аастад. И мы все были очень даже тут аастад. Целиком и полностью.

Наконец мы двинулись в сторону дома и принялись ловить такси. Таксист, сволочь, взял за пять минут езды 100 ихних крон (200 рублей). Плюхнувшись на сиденье, я услышала в такси позывные "Русского радио" и немедленно постановила объявить пьянству решительный бой. Но это был не глюк – просто таксист был русский, а как уж он радио поймал – не знаю.

Вернувшись в гостиницу, мы включили телевизор и с умилением обнаружили по первому эстонскому каналу фильм "Ирония судьбы" с субтитрами. Оказывается, они по-прежнему его любят! Так что новогодняя ночь завершилась вполне традиционно, да и вторая бутылка шампанского пришлась очень кстати.

Что было после. Первое января прошло в полном расслаблении, и в старый город мы попали только часам к семи. Там мы посетили, во-первых, кофейню, очень мило оформленную, но со странными порядками. Чай мне принесли в поршневой кофеварке, а Пашка заказал капуччино, и ему подали его в граненом стакане с расширяющимся горлом. Когда на следующий день мы еще раз туда зашли, я попросила эспрессо, и его мне принесли… в стопочке для водки! Видимо, модно сейчас так в околоевропейских странах… Кофе, надо сказать, был довольно паршивый. В первый день Нового года город как будто вымер. Магазины не работали, банки тоже, из ресторанов – только некоторые. Мы решили поужинать в довольно дорогом, сделанном под средневековье ресторане "Старый Ганс" в бывшем пакгаузе рядом с ратушной площадью. Это оказалось самое, пожалуй, лучшее заведение подобного рода в Таллинне. Интерьер там сделан под монастырские трапезные – лавки, низенькие столики, росписи всякие, музыканты играют на лютнях, официантки ходят в нарядах с картин Брейгеля. Меню – отдельный разговор, я даже хотела его свистнуть. К сожалению, сознание мое было, как выражаются в сериале "Скорая помощь", спутанным, поэтому формулировок я не запомнила. Они возродили старые монастырские рецепты. Я, например, заказала запеченный можжевеловый сыр и осталась очень довольна. Кроме того, там делают собственное вино с какими-то необыкновенными пряностями, и хотя вечером первого января мысль об алкоголе вызывала конвульсии, я все-таки рискнула его заказать, и оно меня буквально возродило к жизни. Подают его в стаканах из бутылочного стекла, а вообще вся посуда и даже пепельницы керамические, а приборы – с деревянными ручками. Еще там можно было заказать "Трапезы для монастырского гостя" из, по-моему, семи или восьми перемен блюд, включая всяких перепелов, фазанью печенку, медвежатину и прочие прелести – дорого и съесть невозможно.

Ну, а на следующий день уже ничего особо интересного не происходило. После выписки из гостиницы до поезда оставалось еще часа четыре. У нас осталось достаточно много денег; я хотела было купить Левке корабль в бутылке, продававшийся в морском музее, но музей оказался закрыт, и мы решили прокутить оставшиеся деньги все в том же "Старом Гансе". Затем мы еще немного погуляли, купили в привокзальном магазине чудом оказавшуюся там "Балтику" и детектив для Паши и сели в поезд. Пересечение границы на обратном пути не так утомительно, поскольку происходит где-то около 11 часов вечера. Надо сказать, что таможенники и с той, и с другой стороны нам попались очень приятные и лояльные – не чета украинским, например.

Цены и сервис. Поначалу я все цены делила на 15, чтобы получить доллары, потом решила, что умножать на два, чтобы получить рубли, будет легче. В Эстонии очень дорогой бензин по сравнению с Москвой – в два раза дороже. И проезд в автобусе стоит 10 рублей по-нашему. Но зато всякие бары и рестораны на удивление дешевы. Обед на человека в заведении средней руки стоит примерно 250-300 рублей (вокруг 10 долларов), в дорогих ресторанах – 400-500 рублей. У нас вон посещение самого дешевого японского ресторана в Москве вылилось в 1200 рублей – и это при том, что мы фактически обошлись без горячего. А вот в Таллинне я японских ресторанов не заметила. Очень много почему-то индийских, парочка китайских, даже тайский есть. Зато отсутствует всяческий фаст-фуд, кроме Макдональдса.

Многие наши знакомые уверяли нас, что мы непременно столкнемся с застарелой эстонской ненавистью к русским. Ничего подобного и в помине нет, разумеется. Все прошло, как с белых яблонь дым. Единственное – молодые официанты и прочая сфера обслуги плохо понимают по-русски, но зато говорят по-английски, так что и с этим проблем нет. Наши соседи по купе на обратном пути очень возмущались, что их не всегда понимали – сильно, сильно еще имперское сознание в неокрепших умах молодежи! Очень было забавно, когда первого января невыспавшаяся официантка в ресторане гостиницы обсчиталась в нашу пользу на два стакана сока; честный Паша сообщил ей об этом и услышал в ответ недоумевающее: "Заччем вам натто было об этом сказатть?"

Жизнь аборигенов и местные особенности. Гостиница наша находилась, по всей видимости, в русском районе. По крайней мере, мне показалось, что процентов сорок жителей вокруг нас – русские. Мы это определяли по разговорам на улицах и по наличию треугольных (не как у евреев) семисвечников в окнах – всезнающий Паша сообщил мне, что католики ставят такие на Рождество. А в "русских" окнах просто стояли елки. Чувствуют русские себя, по всей видимости, неплохо, да и вообще народ живет зажиточно, не то, что в Латвии. Из машин только изредка встретишь старенькие Жигули или Москвичи, а так все иномарки. Каждый второй таллиннец ходит с мобильником, что, впрочем, говорит только о дешевизне связи. Хотя в Москве теперь тоже с этим все в порядке, и мобильная связь дешевеет с каждым днем.

В нашей гостинице русских было не очень много, зато было полно финнов, которые, по всей видимости, приезжают в Эстонию пьянствовать. По крайней мере, пожилой финн, спустившийся в гостиничный ресторан первого января, чтобы выпить стакан воды со льдом и выкурить сигаретку, производил очень жалкое впечатление – было ощущение, что он вот-вот развалится на кусочки.

Поражают следующие вещи: на улицах старого города совершенно не убирают снег и лед, по каковой причине машины буксуют, а люди поскальзываются; единственный общественный платный туалет в старом городе установлен напротив Макдональдса (и, что удивительно, его посещают!); в последний день выяснилась такая неприятная деталь, как отсутствие камеры хранения на вокзале, так что пришлось гулять с рюкзаками.

Почему-то у эстонцев не распространены обычные детские санки, и детей возят на таких пластмассовых желобах без полозьев, на которых ребенок фактически сидит на снегу; мое материнское сердце замирало всякий раз, когда дитя на полной скорости перевозили на этой конструкции через дорогу.

Отдельная тема – это граффити. Понятное дело, что весь город исписан самыми разнообразными надписями. Меня очень растрогала надпись на английском языке: Where is Estonia? Видимо, это слезное обращение к Европейскому союзу. Когда мы увидели на одной стенке надпись "Этот магазин – хуй", снабженное стрелочкой для ясности, мы поняли, что с русским языком у аборигенов действительно проблемы. А как вам такая надпись: "Пидары стену фломастеров не напосешься"?

Встречи. В Таллинне довольно много фарцовщиков, предлагающих интуристам всякие разности типа советских орденов и старых банкнот. Один из них, на вид – совершенный индус, был, вероятно, введен в заблуждение нашими сувенирными шапочками и обратился к нам с вопросом: "Where are you from?" – "From Moscow", - ответила я. "А, бляха-муха, - разочарованно продолжал наш собеседник уже по-русски, - из Москвы… Что же вас в Таллинн занесло – что, в Москве плохо, что ли?"

В последний же день у нас стрельнул сигаретку очень милого вида старичок с бородой. Он спросил, откуда мы, и изъявил желание познакомиться. "А меня, как ни странно, зовут отец Алексей", - сказал он в ответ на наши introductions. Речь у него была достаточно путаная, и я, честно говоря, не поняла, где он живет. Пенсию получает в Таллинне, а служит вроде где-то под Псковом, и Патриарх (выходец из Эстонии, как известно) – его духовный отец. Затем он без всякого перехода поведал нам "последние" новости из Москвы – о том, что "Наш современник", где он кого-то хорошо знает, оказывается, приобрел красно-коричневую окраску, затем сказал, что у нас с Пашей может получиться хороший брачный союз, исходя из трактовки наших имен – я-де агрессивная, а он уступчивый; строго-настрого наказал мне сходить к исповеди в Татьянин день, а потом стал нам демонстрировать доказательства теоремы Ферма, тут же извлеченные им из папочки. Я в математике не сильна, поэтому не могу сказать, заслужил он Нобелевскую премию или нет… "Вы – молодая Россия!" - заявил он нам на прощание; другой бы спорить стал.

История одного заблуждения, или посрамленная гордыня. Надо сказать, что, поскольку в Таллинне я была давно и всего пару дней, у меня существовало стойкое убеждение, что последний путь профессора Плейшнера из "Семнадцати мгновений весны" был снят именно в Таллинне. Помните, где он курит сигаретку и смотрит на крыши? Так вот я первые два дня упорно искала эту самую смотровую площадку, поскольку точно помнила, что она была. В ходе поисков, правда, обнаружилась еще парочка смотровых площадок, но все были не те. И наконец первого января, когда я уже потеряла всякую надежду и проклинала себя за внезапно проявившийся топографический кретинизм, которым, надо сказать, никогда ранее не страдала, я подняла голову вверх на одной из улочек и обнаружила таки искомый каменный парапет! Теперь оставалось только попасть туда. Я уверенно пошла в нужном, как мне казалось, направлении, но попали мы в результате совершенно не туда, куда хотели. Тогда за прокладывание маршрута взялся Пашка, и мы оказались на месте в считанные минуты, причем мой избранник совершенно справедливо ругал меня дурочкой. И тут-то я и поняла, что профессор Плейшнер курил совершенно в другом месте – видимо, в Праге, которую мы тоже обязательно посетим и все вам расскажем!

Лиза Симпсон

Оставить комментарии и обсудить статью можно здесь

© Eva.ru 2002-2022 Все права на материалы, размещенные на сайте, защищены законодательством об авторском праве и смежных правах и не могут быть воспроизведены или каким либо образом использованы без письменного разрешения правообладателя и проставления активной ссылки на главную страницу портала Ева.Ру (www.eva.ru) рядом с использованными материалами. За содержание рекламных материалов редакция ответственности не несет. Свидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77-36354 от 22 мая 2009 г. выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) v.3.4.325