Эра инфантилов: почему женщина в 50 уже "не то", а мужчина всегда юн и свеж

Колумнист Алла Боголепова - о женщинах, которые неизбежно стареют и перестают быть прекрасными в глазах вечно молодых мужчин. Как гендерный инфантилизм одержал победу и что теперь с этим делать.

Эра инфантилов: почему женщина в 50 уже "не то", а мужчина всегда юн и свеж Писатель Ян Муакс Во Франции есть писатель по имени Ян Муакс.

Хороший, наверно, писатель, хоть его и называют «сверходаренным графоманом»: у него есть Гонкуровская премия, собственные колонки в популярных изданиях и переводы на множество языков. Ян Муакс чертовски трудолюбив, он пишет, снимает кино, играет в кино, а также имеет мнение практически по любому вопросу, от политики до отношений.

Не буду врать - я не читала ни одной книги Яна Муакса. Я вообще узнала о нем лишь в начале этого года, когда в интервью одному очень известному женскому журналу он заявил, буквально следующее: «Я предпочитаю тела молодых женщин, точка. Тело 25-летней женщины прекрасно. А тело 50-летней совсем не прекрасно». С точки зрения Муакса, пятидесятилетние женщины «слишком старые» и потому являются для него «невидимками».

Это заявление из уст Муакса, который и сам уже разменял шестой десяток, вызвало настоящую бурю: знаменитые француженки с присущей им уничижительной иронией обвинили его в эйджизме, сексизме, а до кучи еще и расизме, поскольку в том же интервью писатель счел необходимым сообщить, что встречается только с азиатками, не забыв добавить, что это, наверно, не очень хорошо для женщин, поскольку в итоге женщина для него сводится к происхождению и расе.

Но самое интересное началось уже после того, как на Муакса публично обрушился ураган издевок. Очевидно, сочтя необходимым оправдаться, писатель сказал, что не гордится своими взглядами, но и нисколько не сожалеет о сказанном: «Конечно, у меня есть проблема, я подросток, ребенок. Пятидесятилетние женщины тоже меня не видят. Им есть чем заняться, кроме того, чтобы тащить на себе страдающего неврозом, который целыми днями пишет и читает, и интересуется вещами, которые интересуют только детей».

То есть, взрослый мужчина, который полагает себя сведущим во всех областях жизни, объясняет свои выкрутасы тем, что он - внимание! - ребенок. Такой пятидесятилетний ребенок. Трудный подросток. Enfant terrible, который и сам страдает от собственной несносности и проблем подросткового возраста.

И вот это последнее заявление - оно, как сказали бы политики, программное. Оно отражает взгляды не только одного отдельно взятого писателя в одной отдельно взятой стране, но целых поколений мужчин и женщин во всем мире.

Мужчина - он же как ребенок! Вечный ребенок, хоть в десять, хоть в тридцать, хоть в пятьдесят! Это следует помнить, из этого следует исходить, это универсальный ответ на все вопросы, включая «Да что ж он такой козел-то??»

Не хочет жениться? Ну он же как ребенок, бери да веди в ЗАГС, а то он до старости прособирается. Не хочет ничего делать по дому? Ну дай ему выбрать, купи какой-нибудь гаджет, чтобы стало интересно мыть окна. Не хочет планировать расходы? Да он же как дите, этот дорогущий телефон любимая игрушка, у мужчины должны быть свои «мальчиковые» игрушки. И финальный аккорд: «У меня три ребенка. Двоих я родила, за третьего вышла замуж».

Эра инфантилов: почему женщина в 50 уже "не то", а мужчина всегда юн и свеж

Этот выученный инфантилизм не осуждается - скорее воспринимается как некая гендерная неизбежность. Ну вот мужики - они такие, ничего не поделаешь. И если управляться с ними как с детьми, то все будет хорошо: где-то рявкнуть, где-то проявить снисходительность, закрыть на что-то глаза. Быть терпеливой, любящей, поддерживающей. Понимающей и всепрощающей, потому что накосячил же ребенок, а теперь глазками смущенно смотрит: ты же меня не бросишь, не оставишь в этой куче проблем, которые я произвел потому только, что ты за мной недосмотрела?

Говоря проще и безжалостней - быть ему мамой. В крайнем случае старшей сестрой. Тем взрослым, который возьмет на себя ответственность за все, включая эмоциональное состояние дитяти. И мы это делаем, не задумываясь о том, что загоняем себя в ловушку выученного инфантилизма.

Потом, спустя годы, мы начнем стенать: почему он эмоционально недоступен, почему он безответственный, почему я тащу на себе все, от воспитания детей до нашей сексуальной жизни? Как же вышло, что я, женщина за сорок, стала мамкой этому пятидесятилетнему лосю? И не потому ли он больше не смотрит на меня как на женщину? Не потому ли я стала для него «невидимкой»?

В этом смысле нет никакой разницы между французским писателем и подольским стропальщиком. Причины, по которым они «не видят» женщин своего возраста, одинаковы: ровесница - это мамка, она может наругать, но вообще-то ее главные функции - прощать и понимать. С ней не надо строить отношения, она сама все построит. Она скучная, предсказуемая, она старая, старая! А я не просто молодой, я - и пусть у меня тоже морщины, обвисшие руки и седая щетина - я юный, я ребенок! Ну, в душЕ по крайней мере. И хочу нормальных отношений с ровесницей. То есть, с той двадцатилетней красоткой.

И дальше ситуация очень часто разворачивается по одному и тому же сценарию: он «начинает новую жизнь» и переживает «вторую молодость» с новой, юной, тело которой прекрасно. А потом, выжатый и жалкий, возвращается к мамке, тело которой вообще ни разу не прекрасно, но это и неважно, потому что она, старая и скучная, по-прежнему не женщина, а инструмент заботы, понимания и утешения. Нет, ну он же не совсем идиот, он понимает, что есть какие-то рамки приличий. Поэтому он тащит букет, гундит что-то о помрачении рассудка, о том, что причинил боль и разрушил свою жизнь, но теперь понял и осознал, и больше никогда. И, опять-таки, очень часто, женщина «проявляет мудрость». Ну что делать. Сорвался с цепи. Вел себя как подросток. Но теперь-то точно повзрослел.

Нет. Не повзрослел.

Быть ребенком в отношениях - выгодно. И только очень глупый человек откажется от всех житейских плюшек, которые дает статус неразумного дитяти. При этом продолжая пользоваться привилегиями взрослого человека. Это потрясающе крутое комбо: я ребенок, и потому ни за что не отвечаю, но я взрослый мужик, поэтому буду делать что хочу. И будь ты француз, русский, португалец или новозеландец - ты же не идиот, чтобы отказываться от этой прекрасной формулы существования.

Эра инфантилов: почему женщина в 50 уже "не то", а мужчина всегда юн и свеж Журналист Алла Боголепова Что ж. Я признаю за любым человеком право быть ребенком, собакой или растением. Хоть кем, это неотъемлемое право на самоопределение. Но вот на чем я настаиваю - так это на последовательности.

Если ты ребенок, будь ребенком. Сиди в детской, читай приключенческие романы, питайся по часам и не претендуй на то, чтобы быть участником взрослых отношений. Не лезь со своим детским мнением по вопросам, которые пока выше понимания ребенка. Если у тебя эмоциональное развитие, мировосприятие и мозги ребенка - веди себя сообразно своему статусу. Делай то, что говорят взрослые - и не только тогда, когда тебе это выгодно, а постоянно.

Не поймите меня неправильно: дети бывают умными, талантливыми и даже гениальными. Но кто в здравом уме доверит маленькому гению управлять бизнесом или государством? Кто позволит ему распоряжаться деньгами и чужими жизнями? И что, в таком случае, все эти «мужчины они же дети» делают, например, в политике? В общественной жизни? В финансовой сфере? Не логично ли ребенку заниматься своими детскими делами, а все действительно серьезное оставить людям взрослым и знающим, что такое ответственность?

Если смотреть с этой точки зрения, то единственным логичным ответом на заявление французского писателя Муакса - да и любого мужчины, который «до старости ребенок», будет вот это: выключай компьютер, откладывай книгу или чем ты там занимаешься, чисти зубы и иди в постель. Нет, ты не пойдешь на вечеринку, она для взрослых. Почему? Подрастешь - поймешь.

Читайте нас в Facebook и Instagram

Рассказать друзьям

rambler