Меню

Новости

Валерий Магдьяш рассказал, как таджикские мигранты хотели наказать его за роль Джамшута

Валерий Магдьяш рассказал, как таджикские мигранты хотели наказать его за роль Джамшута
На RTVI вышел новый выпуск программы «Легенда», гостем которого стал актер Валерий Магдьяш. Он рассказал о том, как попал на съемки «Наша Russia», за что ему хотели отомстить таджикские мигранты, почему сам считает себя гастарбайтером, как притворялся Джамшутом в реальной жизни.

О том, как попал в «Нашу Russia»:

— У меня очень хороший был арт-директор Наташа. Уже должны были быть съемки, чуть ли не 5-6 дней оставалось до первого съемочного дня, а Джамшута-то нету. И, насколько мне говорили, спасибо был кастинг и пробовались на эту роль многие мне известные мои друзья, — нет и все. А потом мне позвонила она и говорит: давай поезжай, проспект Мира. И, когда я зашел, Гарик Мартиросян так посмотрел: «Вот, Джамшут». Я вообще не мог запомнить три дня, наверное, как меня зовут. И знаете, я подошел, когда зашел: «Это он, он!» Я говорю: «Дай сценарий». А Гарик говорит: «У тебя сценария нет, ты будешь молчать». Я как заорал: «Пожалуйста, дай мне эту роль, я буду молчать!» Он: «Да-да, но только тут неаск такой». Я говорю: «Какой?» — «А ты, Валер, ты дебил». И этот молчаливый, якобы долбаный «бордюрный» человек определил меня и кормит меня и не только меня.

О роли гастарбайтера:

— Они с Серегой что только ни делали вокруг меня, чтобы я заговорил, а я себе приемчик нашел: надо физическое действие, все. Я тут увидел наждачную бумагу и тру себе эту бумагу. Вообще, вот дебил так дебил. Это счастье, потому что я не играл Джамшута, не дай бог, если б играл, — это я, понимаете? И мне повезло, я молдаванин, я знаю, что такое гастарбайтер. Это вина политиков, разрушение судеб, физическое разрушение судеб людей. Не дай бог кому-то это пройти, пройти.

О том, как его хотело наказать движение «Таджикские трудовые мигранты»:

— Мне ребята говорят: «Слушай, тут позвонили из «НТВ», говорят, приглашают на шоу-программу, где будут обсуждаться вопросы гастарбайтеров». И там написали письмо, что вы, «Наша Russia», съемочная группа, оскорбляете достоинство таджикского народа. А я как по душе и группе крови я гастарбайтер, только не таджик. И так сидим: «Ну чего, пойдем?» — «Да ладно, что там связываться, ладно, не надо». Я говорю: «А что прогибаться-то? Я пойду». Я пошел один.

— Я иду, я знаю все эти правила, опытный, думаю: «Когда начнется эта провокация?» Вдруг вылетают ребята, камеры, и перед ними идет какой-то неуправляемый человек. Подбегает ко мне и говорит: «Вас с Галустяном надо привезти в Душанбе, поставить на колени на площадь Ленина, воткнуть вам в рот этот ваш микрофон, чтобы вы извинились перед великим народом за оскорбление!»

О том, как использовал образ Джамшута в реальной жизни:

— Один раз Саша Лапшин ко мне подходит и говорит: «Валер, я хочу газифицировать фирму. Мне нужна твоя помощь». Я говорю: «Какая?» Он говорит: приедет губернатор, а мы давай такой сделаем прикол как сейчас модно, молодежь говорит. Ну, короче, так: я в комбинезоне, там и овцы, и козы, ну такой, знаете, ангар такой, фирма длинная. И вот открываются ворота, а я спиной к входу губернатора говорю: «Нашальник?» И охрана вся, КГБ, все это ФСБ, все стоят, ничего понять не могут. Это так хорошо развалило официоз.

О том, как его ограбили:

— Я решил купить двухкомнатную квартиру. А я как-то так не очень умею аккуратно себя вести, вот. Мне отец все время говорил: «Держись настороже и не будь простаком». А я взял две сумки, как-то в Турцию летали челноки, такие клеенчатые, я их называл «мечта оккупанта». Я туда положил деньги и решил повезти в один банк на Пятницкой. Днем в обед без охраны, без страховки, без ничего. И днем в обед получил трубой сзади, семь швов, 4 дня в коме. Ни денег, ни документов, ничего.

О том, почему не попросил помощи у Гарика Мартиросяна и Миши Галустяна:

— Встает очень известный представитель шоу-бизнеса и говорит: «Ну ты чего, вы что, не могли пойти к Гарику, к Мише, на „ТНТ”?» Я говорю: «А как вы себе это представляете? Вот как?» Во-первых, я мужчина, это раз. Второе — я офицер, это два. Третье — это моя вина. И вы после этого хотите, чтобы я пришел и сказал: «Помогите, дайте денег, купите мне квартиру»? У меня не было денег, чтобы снять квартиру, чтобы купить еду. У меня никого нет, я один. Я один, один, в разводе, уже никого нет. С сестрой на ножах. Я поехал в Минеральные Воды.

О необычной встрече с фанаткой:

— Одна девочка так подходит ко мне, на меня смотрит и говорит: «Ты, что ли, Джамшут?» Я говорю: «Я, а что?» — «Точно, что ли?» Я говорю: «Точно». — Она говорит: «Когда ты умрешь, ты станешь еще более знаменитым».

О судьбе его персонажа:

— Одни говорят, что он спился, другой, что он умер, третий: «Да это не он, как?» И я им говорю, рассказываю эти эпизоды потрясающие во время съемок, которые были в «Нашей Russia». И они ошарашены, что стоит перед ними — извините, можно я скажу? — перед ними стоит глубокий, образованный, трезвый, реализованный человек, думающий о том, что ему надо еще и жениться.

О своем желании жениться:

— А как? У меня сына нету. Что, Петросяну можно, Краско можно, Джигарханяну можно, а Магдьяш что, нельзя, что ль?

О том, почему он до сих пор хранит комбинезон Джамшута:

— Почему вы не хотите продать комбинезон Джамшута?
— Это моя... Это форма и содержание моей жизни.

О самом запоминающемся подарке от поклонницы:

— Сочи, концерт, санаторий, август. Не работают кондиционеры, люди задыхаются, и я понимаю, что надо сворачивать свою встречу, а у меня фотосессия. И на сцену выходит женщина, а на руках спит девочка, волосики мокрые. А на маленькой детской ладошке лежал брелок деревянный. И была фанерка такая, и на фанерке портрет выжжен Джамшута, мой. И я подумал, что, это если маленькая девочка 8 лет из Мурма́нска, где холодно, и мне в Сочи, где душно, но дома лучше, дарит мне меня, значит, я что-то делаю очень счастливое для других и правильное.

Об отношении отца к его карьере:

— Он уходил и говорит: «Знаешь, сын, ты мог бы сделать карьеру офицера — не сделал. Ты мог бы быть хорошим чиновником — не стал. А сейчас ты мне говоришь, что ты хороший артист, — не знаю». И с этим он ушел.

О письмах Эмилю Лотяну:

— Конечно, я писал письма Эмилю Владимировичу. «Лаутары», письмо — ответа нет. «Табор уходит в небо», письмо — ответа нет. «Мой ласковый и нежный зверь», письмо — ответа нет.

О том, как стал военным ради моря:

— Я никогда не видел моря. Я очень хотел увидеть море. А тогда уже была допризывная комиссия. И меня вызвали в военкомат. Ребята на бревнах сидели и говорят: «Валер, ты море видел?» Я говорю: «Нет. А что?» — «Поехали на море». Я говорю: «Куда?» — «В Крым». И мама не знала, и я папе ничего не говорил. Я взял, написал заявление, чтобы меня отправили на сдачу экзаменов в Симферопольское высшее военно-политическое строительное училище. В этом году 50 лет, как я закончил это училище, горжусь, вот.

О том, как первая жена вышла за него не по любви:

— Я когда был курсантом, в отпуске летом познакомился с ней в Вадул-луй-Водэ. И влюбился. И 2 года я носился за ней письмами, писал. Она москвичка, а я курсант. А потом я получил звание лейтенанта, а она была на практике в Усть-Илимске, Усть-Илимская ГЭС знаменитая. Я туда приехал, на Усть-Илимской эстакаде говорю: «Выходи за меня!» А мне сказано: «Нет». И я потом на Дальнем Востоке, поехала она на Токтогульскую ГЭС, это в Киргизии. Я поехал туда, я говорю: «Выходи за меня». И вот тут произошло то, что не позволительно никому. Я ее сломал. Через 40 лет она позвонила: «Вышла не по любви».

О своих ролях:

— Я хороший человек и хороший артист. Ни за одну работу мою мне не стыдно. Если меня пригласят в кино, я хочу сказать: я не только умею молчать, я хороший артист. Если пригласят куда-то там, еще что-то придумают, мы сделаем хорошее дело. Это единственное, что я могу делать в жизни.

О встрече с Утесовым:

— Мы играли «Республика на колесах», к сожалению, забытый украинский комедиограф Мамонтов. И вдруг: «Утесов в зале». После он посмотрел на меня и говорит: «Молодой человек, я не хочу, чтобы мои слова вас испортили, но я бы хотел спросить... Как вас зовут?» Я говорю: «Валерий». — «Валерий, да-да. Валерий. Валерий, вы еврей?» Я говорю: «Нет, Леонид Осипович, я не еврей». — «Ага. Понимаете, до вчерашнего спектакля я считал, что еврея не может играть не еврей».

© Eva.ru 2002-2022 Все права на материалы, размещенные на сайте, защищены законодательством об авторском праве и смежных правах и не могут быть воспроизведены или каким либо образом использованы без письменного разрешения правообладателя и проставления активной ссылки на главную страницу портала Ева.Ру (www.eva.ru) рядом с использованными материалами. За содержание рекламных материалов редакция ответственности не несет. Свидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77-36354 от 22 мая 2009 г. выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) v.3.4.325