Меню

Выходные и праздники

Отрывок из книги Елены Вернер «Синяя веранда»

Отрывок из книги Елены Вернер «Синяя веранда»
Елена Вернер – одна из самых перспективных молодых авторов современности. После дебютного романа «Купальская ночь, или Куда приводят желания» о ней справедливо заговорили как о новой звезде российской психологической прозы. Внешние авантюрно-приключенческие обстоятельства и то, как человек в этих обстоятельствах раскрывается, – вот о чем пишет Елена, которая, помимо романов, активно занимается созданием киносценариев.
На свете есть места и люди, ради которых можно пожертвовать всем и к которым хочется возвращаться из любого уголка планеты. Синяя веранда, на которую хочется вернуться из дальнего странствия – это звучит очень трогательно. Она – хозяйка виноградника. Молчаливая, упорная и страстная, с дурманящим голову запахом иланг-иланга. Он – странник, обреченный волею или же прихотью судьбы, всю свою жизнь провести в дороге. Каждый новый день – загадка для него. Где он окажется? Канада, Аргентина, Италия, Россия, Азия…все города и страны слились. Он именно тот мужчина, который готов на самые крайние меры ради своих чувств.

Рассказ «Синяя веранда» обращен ко всем тем, кто любит наблюдать за драматическим сюжетом в поисках ответов на самые главные жизненные вопросы, к тем, кто ищет на страницах книг формулу идеальной любви, для тех, кто готов на все, ради любимого человека.


Провалов пока нет, и меня это радует и тревожит всё больше. Три дня я живу на ранчо Марии, ремонтирую ограду, крашу дверь пристройки, чиню старый мотоблок и комбайн, сколачиваю ящики для нового урожая. Ночую я в сарае, на продавленном матрасе, набитом всякой ерундой. Не соломой, конечно, все-таки на дворе двадцать первый век – но распотрошить его я не решаюсь. Возможно, чтобы не разочароваться. По ночам рука ноет, и я долго ворочаюсь, пристраивая её то так, то эдак, пока матрасная набивка колется и впивается в рёбра. Что делать, с таким образом жизни мне не грозит не только ожирение, но даже мясистость: я худ, как кузнечик в засуху.

В миле к западу от дома течёт речушка. Плавать в ней я так и не насмелился, потому что не знаю, что за живность там водится. Но в южном полушарии надо держать ухо востро, природа здесь диковата и не терпит присутствия человека, особенно такого непосвященного, как я. А впрочем, природа везде одинакова в двух своих качествах: красоте и недружелюбии. Моюсь я в летнем душе на задах хозяйственного двора, и этого вполне довольно. На второй день, воспользовавшись старым станком, забытым в сарае, должно быть, сезонным рабочим, я по привычке отбрасываю прочь брезгливость и выскребаю щёки и подбородок до синевы. Наконец-то чувствую себя человеком, а не отребьем. Мне не по себе, что Мария видела меня не в лучшем состоянии, но сожалеть – дело пустое. Блага цивилизации созданы не для мне подобных, если подобные мне вообще существуют. Я давно перестал задаваться вопросом, что стало со мной, в чем причина моего проклятия. К своему совершеннолетию я не натворил ничего предосудительного – по крайней мере, настолько, чтобы Бог наказал меня так сурово. Знавал я куда худших людей. Фаталист поневоле, я лишь смиренно принимаю свою долю и надеюсь когда-нибудь всё понять. Хотя шанс сдохнуть в канаве для меня намного выше вероятности оседлать истину.

Позавчера, увидев меня выбритым, в стремительно высыхающей рубашке, Мария задержала на мне взгляд своих миндалевидных глаз лишь на секунду дольше обычного. Ни тени улыбки, ни комментария. Она и правда немногословна. Впрочем, это не от скромности, робкой её не назвать. Никакая робкая барышня не взвалила бы на себя управление ранчо в одиночку. И хотя я познакомился с парой работников, живущих в соседнем городке и заглядывающих к ней время от времени, к этому моменту мне совершенно понятно: она здесь одна. Ну и ещё несколько лошадей на конюшне и Сила, эта блохастая бестия, которая всё норовит оскалиться на меня. Марию псина слушается беспрекословно, что не мешает ей выражать своё отношение к незваному гостю всеми иными, доступными собаке, средствами.

В течение дня мы с Марией почти не общаемся. Она дает мне работу, я отправляюсь исполнять. Фактически я работаю за еду, отказываясь от тех жалких песо, что она протягивает мне по вечерам, кроме вчерашнего раза, когда я принял деньги, видя, что мой очередной отказ нервирует её. Да, нельзя пренебрегать такими условностями, нормальный работяга не отказывается от оплаты, иначе это становится подозрительным. Моя болтливость пропала без следа, я с трудом нахожу темы для разговоров за ужином. Вопросов Мария почти не задает, так что надобность во лжи отпадает, я рассказываю только то, что считаю нужным, а значит, умело избегаю сочинительства. Умалчивать – ведь не то, что врать, правда?

© Eva.ru 2002-2022 Все права на материалы, размещенные на сайте, защищены законодательством об авторском праве и смежных правах и не могут быть воспроизведены или каким либо образом использованы без письменного разрешения правообладателя и проставления активной ссылки на главную страницу портала Ева.Ру (www.eva.ru) рядом с использованными материалами. За содержание рекламных материалов редакция ответственности не несет. Свидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77-36354 от 22 мая 2009 г. выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) v.3.4.325