Меню

Разбор полетов

Как мама тройняшек пострадала из-за честной статьи

Как мама тройняшек пострадала из-за честной статьи

На прошлой неделе меня в школу вызвал директор школы. Я не пошла. Испугалась. Я вообще огромная трусиха. Тем более, меня последние годы от всех переживаний мучает доставшийся по наследству нейродермит.
- Не пойду. А то еще пузо расчешется. Ведь я только залечила его на море…

Пошел муж. И вернулся расстроенным. Директор показал ему две мои публикации о школе.
Вернувшись из школы, муж только сказал:
- Эти статьи очень сильно обидели учителя. Она плакала у него в кабинете. Зачем ты так? Ведь это может отразиться на детях.
В сознании отчетливо всплыла картина мщения учителя.

***
Вспомнила свою школу. В 15 лет я, неказистый утенок, вдруг превратилась в очаровательного лебедя с хорошим размером груди. Даже трудовик и военком смотрели в мою сторону. Мои изменения отметила вся мужская половина «Вэшек». Так получилось, что самые красивые девочки были в классе А, в котором и училась я. А самые умные и статные пацаны были в В. Я захлебнулась в любви и внимании. Человек 5-6 каждый день провожали меня до дому, несли мой зонтик, портфель, плащ, один обязательно открывал мне дверь, а другой читал в мою честь стихи. До сих пор соседки по площадке, добрые бабушки, подшучивают надо мной. Помню, как с 5 мальчишками я ходила в кафе, потому что не знала, кому из них назначить свидание. Боже, сейчас мне кажется это фантастикой. Но тогда…

А вот классная учительница «Вэшек» враз невзлюбила меня и была против безобидных ухаживаний. Она начала мне мстить. По математике, любимому предмету, вначале спустила меня с 5 до 4, а потом и вовсе снизила оценку до тройки.
- Все садись. Достаточно. Тройка
- Но вы ведь меня не дослушали... - обиженно говорила я.
- А что умного можешь сказать? Ты же у нас секси, звезда.
Весь класс смеется. А я со слезами выбегаю из класса.

***
Учитель моих детей поступил достойно. На детях мои публикации не отразились. Маша, наоборот, с каждым днем принимает интонацию и манеры учительницы. Дочка мечтает сделать из керамики корабль и подарить ей на день рождения в конце осени. А главное - учитель тоже меняется. Видно, что она, прочитав текст, поняла правильно мои замечания. Дети рассказывают, что учительница больше стала на уроках улыбаться. Вроде, у меня на сердце отлегло. А вот на душе осталась горечь. Все же я обидела человека. И человек плакал. Благими намерениями дорога только в ад. Что толку, что я не собиралась никого обижать, а скорее, хотела показать болезненные пятна образования. Показать срез… Объединить все, что слышу каждый день, на примере других и на своем примере… Все это чушь. И оправдания.
Есть факт - учитель плакал, значит, я обидела. Значит, я сделала неправильно.

***
В лицо извиниться мне не хватило смелости. Я написала записку и передала через детей.
- Ты ведь правду писала, - говорила подруга во дворе.
- Но я уколола учителя личной жизнью. Написав, что она одна воспитывает ребенка. Уколола неполноценностью.
У меня болела душа. Совесть каждый час напоминала о боли с усилением. Возможно, я обидела ее даже не текстом, а самим фактом, что кто-то принес публикацию в школу.

Я представила ситуацию, как директор школы вызывает учителя после урока:
- Мария Ивановна, зайдите ко мне. Вот посмотрите, что о вас пишут.
И какой бы ни был учитель, это было все равно унизительно. Мне стало невыносимо жаль учителя.
Одно дело с глазу на глаз. А другое - «зайдите ко мне в кабинет». Я сразу вспомнила ситуацию, которая произошла со мной год назад.

***
Осенним вечером я была приглашена в компанию молодого режиссера, вернувшегося с обучения во ВГИКе. Вечеринка была посвящена возвращению. Я задержалась дома и опоздала на час. Когда я пришла, вовсю шел праздник. В большой комнате народ пел под гитару, разливали глинтвейн, смотрели фотографии. Когда я зашла в комнату, праздник будто на секунду замер, такой стоп-кадр. Все внимательно посмотрели на меня и зашушукались.
- Это Дарья, сценарист. Мы с ней работали вместе 5 лет на телеканале. Ну, я вам про нее уже рассказывал…

Энергетически чувствовалось, что мое имя упоминалось за несколько минут до моего появления. Мне стало душно, не по себе… Я пошла на кухню. Взяла книгу, лежащую на окне, и стала читать.
- Хорошо же тебя размазал твой друг Антон Нечаев. Мы тут как раз до того, как ты пришла, обсуждали его роман «Сибирский редактор» с тобой в главной роли.
- ???
- Ба! Да ты его не читала. Ну, прочти, хотя бы вот эти места. Там ты во всей красе… Прочти, как вы в бане...

Я стала читать, и поначалу какой-то гомерический хохот начал раздаться во мне. А потом чувство непонимания - как он мог? Он же мой друг, такого не было, а то, что я говорила, все переврал.
Я уже не заходила в комнату с гостями. А бежала домой. Неделю проплакала. Было обидно. Если бы писатель Нечаев, мой друг, с которым мы 5 лет проработали в Фонде Имени Астафьева хотя бы рассказал о том, что он пишет роман, подготовил меня. И я узнаю последняя, когда этот роман обсуждают на всех городских сайтах…

- Да что ты , маленькая? - утешал меня автор Антон. - Ты же знаешь, что я тебя люблю! А то, что я написал.. Ну это же художественная публикация. Ты сама - писатель, и должна меня понять и простить.
Я простила, конечно. Особенно простила сейчас. Поняв, что сама сделала больно человеку.

- Я создал произведение, лучшее в своей жизни. А ты… ты мне помогла.
Пожалуй, я тоже создала лучшую свою статью про мотивацию ребенка, но ценой чего…

Даша Мосунова

© Eva.ru 2002-2022 Все права на материалы, размещенные на сайте, защищены законодательством об авторском праве и смежных правах и не могут быть воспроизведены или каким либо образом использованы без письменного разрешения правообладателя и проставления активной ссылки на главную страницу портала Ева.Ру (www.eva.ru) рядом с использованными материалами. За содержание рекламных материалов редакция ответственности не несет. Свидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77-36354 от 22 мая 2009 г. выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) v.3.4.325