Екатерина Витебская: Кипр объединяет огромный пласт совершенно разных людей

Екатерина Витебская-Мелас, легенда Евы.Ру, много лет работала в Москве президентом Fashion TV. Подруга Филиппа Киркорова, красавица и автор женских романов. Выйдя замуж за греко-американца и сменив северное небо на южное, она освоила и греческое медиапространство. Мы поговорили о жизни на острове, звездных друзьях, русской диаспоре и творческих планах.

Екатерина Витебская: Кипр объединяет огромный пласт совершенно разных людей

Екатерина Витебская-Мелас

Уже лет десять ты живешь на Кипре, переехав из Москвы поближе к солнцу и теплому морю. Расскажи, чем занимаешься и удается ли за границей сохранять свою русскую идентичность. Или полностью интегрировалась в местную культуру?

На Кипре очень большая русская диаспора, объединяющая огромный пласт совершенно разных людей. Помнишь, мой эпический пост про «разницу нах култур»?

Так вот, разница культур в этой диаспоре особенно ощутима. Я не могу сказать, что я интегрировалась в местную культуру или в русскую диаспору, скорее чувствую себя, как «свой среди чужих, чужой, среди своих». Мне претит то, как некоторые мои соотечественники, живя на Кипре, постоянно недовольны всем и вся. Киприотами, это вообще самый большой недостаток Кипра, погодой, этим, тем. Всегда в таких случаях говорю, что можно не мучиться и вернуться домой, за что меня не очень любят. Меня не очень любят за острый язык и за то, что я не очень политкорректна. Но кто-то как раз за честность и любит, надеюсь.

С другой стороны, именно на Кипре я познакомилась со множеством прекрасных, интересных людей, как своими соотечественниками, так и выходцами из Беларуси, Украины. Как и всегда в жизни во всем есть полутона, а не только белое и черное. Моя принципиальная позиция, чтобы дети знали русский язык, во всем остальном я достаточно интернациональна. Русскую еду, кроме блинов я не готовлю, кстати.

С местной культурой тоже по-разному. Я немного говорю по-гречески, но сказать, что чувствую себя ближе к греческой культуре, чем к русской безусловно не могу.

Екатерина Витебская: Кипр объединяет огромный пласт совершенно разных людей

Екатерина Витебская-Мелас

Русская диаспора на Кипре большая? Хорошо консолидирована или каждый сам по себе?

Очень большая. Многие консолидированы, устраивают совместные мероприятия, привозят замечательные театральные постановки, артистов и т.д. Я с удовольствием хожу в театр и в кино, но на этом мое участие в жизни диаспоры заканчивается. Хотя не, вру, с одной приятельницей мы организовали группу в Фейсбуке для русскоговорящих жительниц Кипра. Но подобных групп на Кипре достаточно много.

Ты дружишь с Киркоровым и Биланом. Твой отъезд за рубеж как-то сказался на ваших взаимоотношениях? Как вообще связи с московскими друзьями поддерживаешь?

Про «дружишь» тут не все так однозначно. В бытность моей работы и медийной известности я действительно общалась и довольно близко со многими. Но дружбой я бы это не назвала, это, скорее, было взаимовыгодное обоюдное использование, и это я прекрасно понимала, поэтому не испытала никакого шока, что многие люди полностью из моей жизни исчезли, просто потому что исчезли общие интересы, бизнес и проекты. Да, мы близко общались, скажем, с Яной Рудковской, но наше общение было в бизнес-плоскости, мы не были подругами в привычном понимании слова. Такие же отношения были с Биланом и многими другими.

Я осталась в хороших отношениях со многими людьми из своей прошлой жизни, некоторые стоят особняком, с ними я ближе, чем с другими, но жонглировать именами не в моей привычке. Поэтому и у меня в Инстаграме, скажем, не найти фото из прошлой жизни со всеми звездами. Я не поднимаю собственную значимость в глазах людей какими-то знакомствами, это не характеризирует меня как человека ни с какой стороны.

У меня остались близкие друзья, некоторые из них известные люди, и мы видимся, когда или они приезжают на Кипр, или я приезжаю в Москву.

Екатерина Витебская: Кипр объединяет огромный пласт совершенно разных людей

Филипп Киркоров и Екатерина Витебская-Мелас

В инстаграме ты разместила фото с Филиппом Киркоровыми написала, что он был крестным твоего сына Филиппа. Все-таки это дружба, больше чем «бизнес-плоскость». Ты отзываешься о Киркорове как о «человеке с большой буквы». Почему?

Да, именно с Филиппом у нас сложились отношения отнюдь не в бизнес-плоскости еще очень давно. Я уважаю людей, которые много работают и многого достигли, оставаясь при этом людьми в лучшем понимании этого слова. Филиппу я одному из первых рассказала, что беременна, и он сразу ответил: «Буду крестным», а я сразу знала, что будет сын и будет Филипп. Он был у нас на свадьбе, был на всех моих мероприятиях, даже после моего ухода с ТВ и всегда оказывал поддержку мне именно там, где она мне была нужна, абсолютно не требуя ничего взамен. Ну смешно было бы считать, что даже будучи президентом Fashion TV, я могла быть чем-то полезна человеку масштаба Филиппа Киркорова. А уж после моего ухода и подавно. Он очень добрый, искренний и настоящий друг. Он король в моем понимании, и таких, как он больше нет.

Именно до крестин не дошло, ибо сын заболел корью в 10 месяцев, и крестила я его срочно, и никого из близких вообще не было рядом, сыну было так плохо, что я не думала о крестных или праздниках, даже мужа моего не было, потому что мы находились в разных концах света, но поскольку много раз обсуждали, что Филипп будет его крестным, а одна моя подруга крестной, так и осталось. Именно то фото я выложила в Инстаграм ради сына, знала, что ему это было важно, ну и да, очень была рада снова с ним увидеться.

Кроме него, дороги моему сердцу остались все бывшие участники дизайнерского трио Fresh Art, каждый стал звездой сам по себе, и дружбой со всеми тремя я очень дорожу. И, что самое обидное, с двумя из них все не получается увидеться уже несколько лет.

Екатерина Витебская: Кипр объединяет огромный пласт совершенно разных людей

Екатерина Витебская-Мелас и Дима Билан

Ты новую книгу написала. О чем? Расскажи в двух словах.

Новая книга «Не воздушные замки», как и предыдущие три написана в жанре юмористической прозы. История о трех институтских друзьях, которые пытаются устроить личную жизнь друг друга, мотивируя это тем, что со стороны виднее, что надо другу. Оказываются в смешных ситуациях «слепых» свиданий, все, как часто бывало почти с каждым из нас в реальной жизни. Мои герои ищут себя и свое счастье, набивая шишки и попадая в самые непростые положения, находя порой совершенно неожиданные выходы из них. Пока все отзывы на книгу можно свести их к одному: «Читая книгу, хохотала до слез».

Книгу можно найти на Литрес, Амазон и Ridero.

Чем занимаешься кроме написания романов? Работой, домом, пинаешь балду?

Я работала вплоть до рождения третьего ребенка и после родов почти сразу вышла снова на работу. У меня была программа на радио, я открывала ивент-агентство. Но со временем поняла, что больше не хочу тратить ни на что время, по-настоящему мне нравится только писать, что я активно и делаю.

Сотрудничаю с одним из самых известных журналов для русскоязычного населения на Кипре «Мой Остров», пишу иногда для других русских изданий, мне доставляет это удовольствие, и, раз ко мне обращаются с заказами, то, видимо, это у меня получается.

Для души пишу книги и веду Инстаграм книжных обзоров @katiavitebskaya_melas, где делюсь рецензиями о прочитанных книгах, которые мне запали в душу, или, о которых хотелось бы, чтобы узнали другие.

Ты говорила о журнале «Мой Остров». Что за журнал и о чем ты там пишешь?

«Мой остров» — журнал, который выходит у нас на Кипре, на мой взгляд, он относится к одному из лучших. Что мне очень импонирует в ребятах, его издающих, что они на рынке Кипра более 10 лет и не кидаются фразами «мы лучшие», «мы первые», «мы уникальные», как многие другие издания, с наскоку запрыгивающие на этот рынок.

На Кипре довольно много русскоязычных изданий, есть издательский дом «Вестник Кипра», им руководит, кстати, моя подруга, с которой я подружилась среди первых, они патриархи русскоязычной прессы, для них я тоже периодически пишу, мы делаем совместные проекты, где всегда рады любым моим идеям и где я знаю, что всегда найду поддержку во всех своих начинаниях, только ради такого стоило приехать на Кипр!

«Мой Остров» — это life style журнал, пишущий о Кипре, моде, стиле и т.д., где мне разрешают говорить на абсолютно любые темы, никогда ничего не убирая из моих статей, только редактируя запятые, с которыми у меня вечная беда. Из последних материалов — книжные обзоры, эта рубрика, наверное, будет регулярной, до этого я писала обо всем, что меня волновало в тот или иной момент, от воспитания детей, до рассказов о Нью-Йорке. Есть у меня тайная мечта писать для New York Times, но для того и существуют мечты, чтобы к ним стремиться, писать я люблю, и для себя решила, что именно этим я и буду заниматься, отбросив все ненужное.

Екатерина Витебская: Кипр объединяет огромный пласт совершенно разных людей

Янни Мелас, Владимир Волошин и Екатерина Витебская-Мелас

На Еве.Ру ты долгие годы была заметной фигурой, тебя и сейчас многие помнят и любят. Расскажи, какую роль Ева сыграла в твоей жизни?

О, да многие годы наш день начинался с Евы.Ру. Сейчас при таком количестве соцсетей и мессенджеров уже, мне кажется, ни один сайт не стал бы тем, чем была Ева для нас.

С Евой много всего связано, с одной девушкой мы постоянно пересекались во всех темах, подолгу болтали в личке, а потом выяснилось, что живем в одном дворе, спустя несколько лет. Я по натуре не очень открытый человек и почти никогда никого не приглашаю к себе домой, а вот ее почему-то пригласила, а она и вовсе никогда и ни к кому не ходила, но почему-то ко мне пошла, принеся с собой живого крысенка. Открыв дверь и увидев ее с крысенком, я поняла, что мы подружимся: и с ней, и с зверьком. Так я обрела свою самую близкую подругу, которая сейчас мне как сестра, и мы настолько близки, что не представляем себе, чтобы нас не было в жизни друг у друга.

Из одного клубного топика, даже из трех, мы переехали небольшой группой на Фейсбук и уже много лет общаемся, все друг с другом встретились, кто-то у кого-то гостил, и все эти 12 человек близкие друг другу люди, много пережито вместе. Другая моя подруга тоже с Евы, тоже из клубного топа живет в Америке, и мы встречаемся, когда я еду туда, обожаю ее и ее семью. А еще Дорофеич, тоже легендарная фигура на Еве, с ним вообще забавная история вышла.

Мне на Fashion TV нужен был исполнительный директор, а Дорофеич простаивал в поиске работы. И я предложила ему приехать ко мне в офис, потому что общались много лет на Еве, и у меня в принципе чутье на людей, которое меня ни разу не подвело. Я знала, что он порядочный, честный и ответственный, а главное, я знала, что он не будет никаких сплетен разносить, помимо всего прочего, в бытность моей публичности, это было крайне важно.

И вот, приехал он ко мне в офис, я рассказала, какого человека ищу, он сказал, что подобная работа ему знакома, и мы договорились, но перед тем как пожать руки, строго так взглянул на меня и говорит: «Катя, ты только имей в виду, я женат. И жене не изменяю». А я уже в мечтах представляла, как он поедет и купит, наконец, мне кресло в кабинет, сразу обговорила, что понимаю, что это ни разу не входит в круг его обязанностей, но прошу по-дружески в виде исключения. И вот, я мечтаю о кресле, и тут он мне про жену. Я отмахнулась и говорю: «Да я только раз тебя как мужчину использую, вот кресло мне это большое купи....», а потом до меня доходит, что он не про кресло, и моя фраза про то, что я собираюсь разик его попользовать как мужчину вообще крайне двусмысленна. В общем, мы до сих пор вспоминаем тот наш разговор. Проработали вместе, кстати, прекрасно, он оказался именно тем человеком, которого я искала.

После переезда на форумах Евы.Ру ты рассказывала разные смешные истории о греках, о Кипре. Но это давно было. А сейчас, когда прошло много лет, на что продолжаешь обращать внимание?

О, я и сейчас иногда пишу такие истории у себя в Инстаграм. Мы переехали на Кипр, и тут невозможно не писать о том, что меня окружает. Люди, истории, которые происходят вокруг просто сами просятся на страницы хотя бы чего-нибудь. Я просто проводник, который их записывает. Действие моей пятой книги будет происходить на Кипре, разных историй уже накопилось достаточно, чтобы связать это в единый сюжет!

Екатерина Витебская: Кипр объединяет огромный пласт совершенно разных людей

Екатерина Витебская-Мелас

Расскажи про лошадей, это все-таки редкие домашние звери.

Звери — это сложная тема для нашей семьи. Они наша неотъемлемая часть, я уверена, что есть некое тайное сарафанное радио бездомных животных, которое приводит всех к нашим ступеням, иначе откуда им знать, что именно тут их спасут, приютят и приголубят? На данный момент у нас живут три собаки, два кота. Лошади — это единственные животные, за которых мы платили деньги, все остальные члены нашей звериной команды — «истинные дворяне».

Лошади непростая для меня тема сейчас, ибо конный спорт был долгое время моим воздухом и наркотиком. К сожалению, после переезда на Кипр мой конь, сделав меня чемпионкой Кипра по выездке, сдал здоровьем. Мы привозили ветеринаров со всего мира, но никто так и не смог сказать, что с ним. Он стал спотыкаться и падать на ровном месте, много раз со мной на спине, последний раз — во время соревнований на прибавленном галопе, он вот так споткнулся, мы практически перевернулись в воздухе, и я за эти секунды попрощалась с жизнью, ибо летела под него. Он, стараясь, на меня не наступить, ударил мне в спину коленом, отчего вся спина у меня была синяя, страшно подумать, чем бы для меня закончилось, наступи он мне копытом на позвоночник. После этого падения я сказала: «Хватит!» и отправила его на пенсию, сейчас он счастливо живет в частной конюшне, у нас на Кипре, а я езжу его навещать.

Есть еще две лошади мужа — американские квотеры, но после моего коня мне нелегко пересесть на них, а потом и ребенок родился, поэтому они просто счастливо живут у нас под боком, одна катает детей, другая и вовсе бездельница. Муж хочет от них жеребят, но я опередила его планы и разжилась собственным потомством, поэтому пока жеребята откладываются. Растить жеребенка — это как растить ребенка, а на это у меня сейчас нет времени.

Екатерина Витебская: Кипр объединяет огромный пласт совершенно разных людей

Екатерина Витебская-Мелас

У меня есть еще «формальные вопросы». Поехали!

Чему тебя сейчас учит жизнь?


Каждый день благодарить за то, что есть. Особенно на фоне трагедий и войн, на фоне этого всего многое видится пустым и наносным... Я уже давно только благодарю Бога за то, что есть. За то, что у меня трое чудесных детей, за то, что в любой момент могу позвонить маме и услышать ее голос, за друзей, за то место, где я живу. За то, что утром проснулся под мирным небом, как бы пафосно это ни звучало. У меня давно нет никаких материальных желаний, не потому что все есть, в этом плане всегда есть куда расти, а потому что после 40 здорово сдвигаются приоритеты, что важно, а что вторично.

Что важно, понятно, а что вторично и почему?

Вторичны, на мой взгляд, материальные блага. Точнее, конечно, жизнь должна быть максимальна комфортна. Но я не гонюсь за айфонами, телефон меняю не когда выходит новая модель, а когда мой перестает работать. Одежду я покупаю ту, что нравится, а не потому что это последняя «дольчегабана». Машина для меня — это средство передвижения, ездит — и прекрасно. Мои бывшие коллеги по светскому цеху, если это им когда-нибудь попадется на глаза, предадут меня за такое кощунство анафеме, но жизнь в Европе vs жизнь в России накладывает свои отпечатки.

Главное — это эмоции. Я готова тратить на путешествия, на впечатления, на какой-то новый опыт. На это трачу, не задумываясь, меня давно перестал спрашивать муж: «Что тебе подарить?», он знает, что это наверняка будет запрос на авиабилеты в какой-нибудь Тимбукту. Так же стараюсь воспитывать и детей, что эмоции и новые впечатления, это самое важное из того, что можно купить за деньги.

Любовь — это абстрактное понятие или на любовь можно опереться?

Опереться можно не на эмоции, а на партнера рядом. Вот у моего мужа был отчим, ну никакой любви они не испытывали друг к другу, у отчима были и свои дети, но когда он умирал, то рядом был только мой муж, его собственные дети не хотели возиться с умирающим отцом. Это вопрос внутренней порядочности. Вот на эту порядочность можно опереться.

Эта порядочность останавливает отцов от ухода из семей, когда рождается больной ребенок, тут уже не только любовь. Нет безусловной любви, чтобы можно было опереться. Даже материнская любовь, увы, бывает разная.

Порядочность — это формальная категория? Или размытая? Можно ли быть «немножко порядочным»?

Нет, не формальная. Я не знаю, можно ли быть «немножко порядочным». Это как можно ли быть «немножко сволочью». Для меня порядочность — это вполне конкретно. Не оставить близких, когда им нужна помощь, не украсть, даже, если тебя не поймают, не делать деньги на друзьях, не сплетничать. Почти библейские заповеди.

Самый яркий пример — чему тебя научила дружба?

У меня нет таких примеров. У меня есть подруга, кстати, с которой на Еве.Ру познакомились и уже давно мы больше, чем подруги, скорее, как сестры. У меня есть еще подруги и довольно близкие, я вообще не могу без подруг.

То есть, ты просто дружишь и не задумываешься о том, что эта дружба для тебя значит? Есть дружба, и ладно.

С лучшей подругой я не просто дружу. Друг — это семья, которую мы выбираем сами. Вот я просто не представляю, что ее нет в моей жизни. А что дружба должна значить? Друг — это к кому можно прийти без звонка и съесть все, что лежит в холодильнике.

Расскажи о своих привычках.

У меня много привычек, которые даже я нахожу забавными. Я не могу спать без своего плюшевого медведя. Мое утро начинается с кофе, и до первой чашки со мной лучше не разговаривать. Я обязательно должна почитать перед сном, иначе не усну. Я настолько люблю писать, что любые жизненные ситуации сразу представляю в виде статьи или главы в книге.

Екатерина Витебская: Кипр объединяет огромный пласт совершенно разных людей

Екатерина Витебская-Мелас и сын Филипп

Что тебя заставляет шевелиться, что тебя движет по жизни?

Дети, пусть это и банально. А также то, что я не хочу, чтобы обо мне судили только по моим прошлым успехам. Надоело быть «экс -президентом». Была и была, мне кажется, что я достойна, чтобы меня судили не только по тому, кем я была когда то, а кем я являюсь сейчас.

А дети, как именно они тебя «шевелят»?

Когда старший сын был маленьким, он мной очень гордился. Моим успехом, моими достижениями. Мне кажется, это важно, чтобы родители были для детей примером, что ли. Особенно сейчас, когда у меня дочка, хочется, чтобы она хотела быть «как мама», гордилась мной. Средний даже не представляет масштаб того, что было до его рождения, он входит в тот возраст, когда важнее, какой айфон у его друга, чем то, кем являются его родители. Вот чтобы не только об айфонах мечтали, а мечтали быть, «как мама с папой», и хочется двигаться вперед.

Как правильно воспитывать детей?

Да кто же его знает, как правильно. Всех троих своих детей я воспитываю по-разному. Старший был самый избалованный в плане подарков и игрушек. Я много работала и все время пыталась подарками компенсировать свое отсутствие, ну и всячески таскала его по всевозможным курсам раннего развития, гордилась его умением читать в неполные четыре года и считать в пять лет, как во втором классе.

Мои увлечения ранним развитием привели к тому, что в школе ему было не интересно.

Среднего в лето перед школой моя мама научила читать, сейчас он один из лучших учеников в классе без всяких ранних развитий. Дочери я дарю главное — свое время. Она самая неизбалованная из всех в плане подарков, но ей досталось больше всего моего времени. Я ращу ее сама, это первый мой ребенок, которого я кормила грудью и просто наслаждаюсь тем, что она есть. Я впервые не тороплю время, мне интересен каждый день с ней.

Я стараюсь использовать в воспитании минимум запретов. Но если я что то не разрешаю, то можно плакать, биться в истерике, но мое «нет» неизменно.

Я учу дочку ждать. Не пытаюсь ее отвлечь от качелей, если они заняты, а учу ждать. Я живу вместе со своими детьми, не меняя свою жизнь и не подстраиваясь под них. Конечно, все более-менее крутится вокруг них и их режима, но приучаю их спать там, где удобно всем, если мы едем на пикник, значит спать придется в коляске или в машине, ничего страшного, если спать вечером не хочется, то разрешаю лечь позже и да, мороженое вполне себе ужин.

Если дети скандалят или упираются, что делаешь?

Смотря какой повод. Важна последовательность, а если сказал нет, ребенок поистерил, и ты идешь на попятную, то все, дальше так и будет. У нас такого нет, ну и скандалить тогда смысла нет.

Хуже с «упираются». Я всегда объясняю возможные последствия их каких-то поступков, но часто детям кажется, что они знают лучше, что с ними не произойдет того, о чем говорит мама. Тогда, стиснув зубы, даю им набить себе свои шишки. Это и есть жизнь. Как маме мне часто бывает нелегко, я понимаю, что они совершают ошибку, но я могу только предупредить, а если у них есть желание, все же настоять на своем, то пусть учатся. Я, разумеется, не имею ввиду угрожающие жизни вещи.

Екатерина Витебская: Кипр объединяет огромный пласт совершенно разных людей

Янни Мелас и Екатерина Витебская-Мелас

Ну и все-таки про смешные истории, расскажи хоть одну.

Меня тут часто зовут на всякие конкурсы, организаторы часто почему-то считают, что я знаю, где на это взять денег. Ну и вообще наслышаны о моих связях. Ну и вот, связи, значит. Все началось с того, что одна моя знакомая, а главное очень уважаемая девушка на Кипре, серьезная, а не то что я дама, позвонила мне и сказала, что меня зовут судить местный конкурс красоты, но об организаторах она ничего не знает, но поскольку я из среды шоу-бизнеса, то, может быть, мне это будет интересно.
«Среда шоу-бизнеса» — это моя карма, которая следует за мной всю жизнь, отрабатываю я, видно, что-то, причем порой ощущение, что даже там на небесах, точно не знают, что именно.

На следующий день, а было это 14 февраля, звонит мне некая дама и, перекрикивая в телефон двух ресторанных скрипачей, игравших у меня под ухом, говорит, что ей завтра надо со мной увидеться, что это важно и срочно. А на завтра я почему-то была красивая. Днем, по странному стечению обстоятельств, у меня была встреча с организаторами «Мисс Кипр», которые пообещали мне, если я найду спонсоров, пристроить меня в жюри и даже показать по местному ТВ, а я проявила чудеса дипломатии и даже не засмеялась в ответ, а просто важно покивала, вечером же у меня была встреча с той самой дамой.

За сутки после своего звонка она написала мне примерно 12 писем. Каждое было смелее предыдущего. В последнем письме она сообщила, что вообще-то у нее офис в Дубае, а она организатор Недель моды в Нью-Йорке и Париже. А ее собственный офис в Лимасоле находится в Марине, месте козырном и очень недешевом. Однако, когда я выехала к ней на встречу (из чистого любопытства, кстати), то выяснилось, что понятие «в Марине» означало примерно 15 км в индустриальную зону. Я объехала указанную улицу несколько раз, пока не увидела тускло освещенную вывеску «Спа-Центр», там, собственно, меня и ждали. Офис располагался в предбаннике этого самого Спа, почему то весь увешанный иконами.

Как только я вошла, она вскочила, зацокала языком и вместо «добрый вечер» бесхитростно начала следующий диалог:

— Попопо, у тебя есть мужчина?

— Я замужем, — слегка оторопела я.

— Плохо, — расстроилась она, — муж богатый?

— А вы почему интересуетесь? — спросила я, пристраиваясь на краешек дивана.

— У меня есть знакомый, оооооочень богатый мужчина, оооооочень, он тебя увидит и сразу влюбится, — с жаром заговорила она, — живет в Иране, оооооочень богатый.

— Меня зовут Катя, — некстати представилась я.

Она уселась рядом со мной, пристально меня разглядывая.

— Ты невероятно красивая, — вынесла она, наконец, свою оценку, — мы с тобой сейчас такие дела накрутим. Ты мероприятия делаешь?

— Делаю, — кивнула я.

— Боже, какие я делаю мероприятия, боже! — затараторила она, закатывая глаза.

— Ты про Оскар слышала?

— Краем уха.

— Так вот, главную вечеринку перед Оскаром каждый год делаю я, с показом мод, — при этом она гордо выпятила грудь, — в Каннах, прямо накануне фестиваля.

— Почему в Каннах? — удивилась я.

— Ты что, про Оскара не слышала? — заметно рассердилась она на мою тупость.

— Слышала, но он не в Каннах, — попыталась возразить я, — в Каннах другой кинофестиваль, так и называется Каннский.

— Что ты мне будешь рассказывать, если я который год делаю главную вечеринку Оскара, — махнула она на меня рукой, — мы снимаем с моим другом из Ирана президентский номер и там делаем шикарный показ мод. Весь бомонд там, такие люди! Шейхи из Дубая, принцы всякие, — она закатила глаза, — но я тебе так скажу, если этот мой друг тебя увидит, то он, возможно, откажется от этого всего. Он влюбится, он не сможет не влюбиться, оооооочень богатый человек.

Не могу не сделать отступление, чтобы описать внешность дамы. Ярко-рыжие волосы с черными корнями, яркая помада, прищуренные глаза и алый маникюр на наращенных хищных ногтях. Одета она была, конечно, в леггинсы и кофту, обтягивающую каждую складку на дородном теле, коих было великое множество.

Я поняла, что пора валить.

— Отлично, — сказала я, — вечеринка Оскара в Каннах и вотэтовсе, но у меня мало времени и, собственно, я приехала, потому что меня об этом попросила подруга.

— Ты не поверишь сейчас, кто мне недавно позвонил и попросил моей помощи,— как ни в чем ни бывало продолжила милая дама.

— Точно не поверю, — заверила я, но моей иронии она не поняла.

— Мне позвонили организаторы Недели моды из Нью-Йорка и сказали, что им нужна моя помощь, — гордо объявила она.

— Странно, — пожала я плечами, — я немного с ними знакома и не слышала, что им нужна помощь (разумеется, я наврала), а кто вам звонил?

— Ой, а я сказала организатор Недели моды? — всполошилась она, — ой, я ошиблась, это организаторы премии в области моды, очень известная, очень, но я знаю, как мы с тобой заработаем денег.

— Очень богатый мужчина мне неинтересен, — вставила я.

— Да нет, это другое, — отмахнулась она, — ты поедешь в Россию, у меня куплены лицензии, на несколько очень известных конкурсов красоты. Вот например «какая-то девушка года», очень известный конкурс, да. Так вот, ты поедешь в Россию и попросишь денег у правительства на него.

— Не дадут, — уверенно парировала я, — точно не дадут, у правительства вообще со спонсорством конкурсов красоты плоховато, и Путин уже лично распределил все бюджеты в этой сфере.

— Да? — расстроилась она, но не сдалась. — Тогда ты пойдешь к дизайнерам и у них попросишь денег за то, что девушки выйдут в их платьях. Кто там у вас дизайнеры?

— Юдашкин, Арутюнов, — стала загибать пальцы я, — но они тоже не дадут.

Она слегка приуныла, но ненадолго.

— Скажи, — она проникновенно взяла меня за руку, — ну вот кто у тебя муж? Ну киприот какой-нибудь? Не ценит ведь тебя, да?

— Американец, — отмахнулась я.

— Попопо, — американцы жадные, — сказала она, как отрезала, — вот твой чем занимается?

— Бриллиантами, — потупилась я и перешла на шепот, —вообще-то я ни с кем не должна об этом говорить, но я же вижу, что вам можно доверять. Ну вот вы слышали о кровавых брильянтах?

Ответить она была не в силах, лишь молча кивнула.

— Ну вот, — вдохновенно врала я дальше, — мой муж у них там самый главный. Сами понимаете, кровавые брильянты и все такое, люди десятками исчезают. При этом я выразительно покрутила на пальце кольцом с красным кварцем.

— Ой, — только и сказала она.

Меня уже было не остановить, — муж мой, вообще зверь, я потому и подалась в шоу-бизнес, чтобы хоть как-то от всего этого отвлечься, он как приедет из Африки, так... — я замолчала и покачала головой.

Она прокашлялась и отпустила мою руку.

— Мана му (эдакое греческое неформальное обращение), ну я же не знала, просто мой друг, очень богатый человек, впрочем неважно, раз такое дело. А точно так все серьезно?

— Нет, — возмутилась я, — и выражение blood diamonds я вот сейчас придумала.

На этих словах я встала и собралась откланяться.

Распрощавшись с дамой, я поспешила на улицу к мужу, которому в красках описала свой день, он неприлично смеялся и говорил, что у меня дар притягивать клоунов, я обиделась, что он не воспринимает меня серьезно и пообещала рассмотреть альтернативу в виду оооочень богатого мужчины из Ирана.

«Не воздушные замки»: на Литрес, Амазон, Ridero.

Инстаграм: @katiavitebskaya_melas.

Читайте нас в Facebook и Instagram

Рассказать друзьям