Врач-психотерапевт Андрей Курпатов: почему мы становимся глупее, что такое цифровое слабоумие и когда бугагашечки завоюют мир

Помните, около 15 лет назад многие из нас не могли оторваться от экранов телевизоров, когда там появлялся врач Андрей Курпатов, разбиравший непростые психологические ситуации. Сейчас Курпатов – президент Высшей школы методологии, основатель интеллектуального кластера «Игры разума», создатель современной модели психотерапии и автор нескольких книг, ставших бестселлерами. В эксклюзивном интервью Еве.Ру он рассказал, почему в цифровую эпоху так важно общаться лично, зачем наш мозг мешает нам избавляться от вредных привычек и почему в будущем люди не смогут контролировать свои эмоции.

Врач-психотерапевт Андрей Курпатов: почему мы становимся глупее, что такое цифровое слабоумие и когда бугагашечки завоюют мир `

– При наличии свободного доступа к огромному количеству информации в самых разных областях знаний человечество глупеет и деградирует. Почему так происходит?

– Доступ к информации – это, конечно, хорошо. Вопрос в том, насколько она востребована. Большинство людей потребляет в интернете развлекательный контент – новостные ленты, небольшие видеоролики, популярную музыку и прочее, а вовсе не научные статьи на сложные темы.

Дело в том, что мозг – очень прожорливое существо: эти в лучшем случае два процента от массы тела потребляют пятую часть затрачиваемой нами энергии. И, конечно, эволюция поставила специальные системы защиты, чтобы мы не увлекались думаньем и не тратили дорогие в естественной природе калории.

Поэтому существует эволюционное правило: если предложить мозгу задачу попроще или посложнее, он выберет ту, что попроще. В результате возникает очень опасная ситуация: производители контента соревнуются между собой, кто сделает его проще, примитивнее, глупее – до элементарной бугагашечки.

А мы – то, что мы потребляем. И если наш мозг потребляет бугагашечки, картиночки и видосики, то неважно, какая информация еще находится на просторах интернета: мы не сможем ее осилить, потому что потеряли навык к пониманию сложного.

– Получается, наш мозг – ужасный прокрастинатор: вместо того чтобы почитать полезную книжку, мы часами можем залипать на видео с котиками и на пролистывании ленты соцсетей. Как научить (или заставить) себя выбирать полезную информацию?

– Честно говоря, я не большой сторонник идеи саморазвития. Не потому что это плохо, а потому что я не верю, что это так работает. Нельзя заставить себя развиваться – вы встретите ожесточенное сопротивление мозга, который найдет тысячу способов, чтобы сбить вас с пути истинного.

Мозг не любит, когда мы меняем привычки. Это его просто бесит. Поэтому, если вы решили похудеть, для чего, понятное дело, надо сменить диету и больше двигаться, он сделает все, чтобы сначала отложить эту задачу, потом замотать, а потом и вовсе сделать ее невыполнимой. Он будет воевать с вашим желанием менять жизнь.

А теперь представьте, что вас выбросило на необитаемый остров: еды там мало, и за ней еще надо побегать. Поможет это вам похудеть? Вероятно, да. И мозг станет вам в этом деле союзником – заставит бегать со страшной силой!

Также и с информацией: если вы хотите потреблять более содержательный контент, более осмысленный и сложный, вам нужно иметь реальную проблему, которую вы собираетесь с помощью этой информации решить. Если реальной, зудящей цели у вас нет, все закончится прокрастинацией. Ведь прокрастинация – это не увиливание от важной цели, а естественное следствие отсутствия действительно важной цели.

Врач-психотерапевт Андрей Курпатов: почему мы становимся глупее, что такое цифровое слабоумие и когда бугагашечки завоюют мир `

– Некоторые утверждают, что тупят в соцсетях или телевизоре после сложного рабочего дня потому что хотят разгрузить голову. Но не является ли это причиной еще большей перегрузки? Как следует правильно разгружать себя?

– Действительно, мы нуждаемся в перезагрузке после работы. За мышление в нашем мозге отвечает конкретная нейронная сеть, которая получила название «дефолт-система мозга». Когда мы приступаем к какой-то работе, загружаем в нее интеллектуальные объекты, которые необходимы для соответствующей деятельности.

Это примерно как с задачей приготовить, например, борщ: вы кладете в кастрюлю соответствующие ингредиенты – свеклу, мясо, картошку, морковку, потом все это дело варится, а когда сварится, будет результат.

Так трудится и мозг, а на работе вы загружаете в него информацию, которая нужна вам для того, чтобы принимать правильные решения. Когда же вы оказываетесь дома, то каша с работы продолжает вариться в мозгу, даже если вы этого не осознаете (дефолт-система, вообще говоря, работает на подсознательном уровне).

И да, вам надо выгрузить из головы рабочие ингредиенты и загрузить в нее какие-то другие. Фильмы и сериалы – это способ выдавить рабочие или просто проблемные темы из дефолт-системы и временно расквартировать в ней героев соответствующих фильмов.

Это работает. Но злоупотреблять опасно, потому что потом придется выгружать из головы этих героев, что может оказаться куда сложнее.

– Есть ли связь между технологическим прогрессом и тем, что за последние несколько десятилетий практически не появлялись гении в литературе, музыке, изобразительном искусстве, не создавалось шедевров?

– Гениев меньше не стало, их стало только больше, поскольку человечество разрослось до невероятных размеров – сейчас на Земле единовременно живет больше людей, чем за всю историю человечества.

Но вы правы: меньше стало «культовых звезд», потому что сама структура общества и потребления контента изменилась. Мы живем в негероическую эпоху – крутые вещи размываются в общей массе посредственности и плагиата. Они не обретают той массовой общественной поддержки, как это было раньше.

Когда у вас мало каналов дистрибуции информации, все люди потребляют один и тот же контент, и он быстро становится культовым. Когда каналов много, то каждый гений становится местечковым – кто-то о нем знает, а кто- то нет, и это лишает его суггестивной силы, снижает его субъективную ценность.

Наконец, гений – это просто хороший мозг. Раньше сферами, где пытались преуспеть хорошие мозги, были музыка, литература, живопись. А сейчас – это технологии и финансы. И в той, и в другой сферах гениев пруд пруди, чем и обусловлен тот самый «технологический прогресс».

– Под воздействием информационной среды меняется физически мозг человека. Означает ли это, что люди в недалеком будущем станут более агрессивными, неумеющими контролировать свое поведение, больше подверженными депрессии и так далее?

– Мой прогноз, который я подробно обосновал в книге «Четвертая мировая война», таков: подавляющая масса людей уже в недалеком будущем будут страдать цифровым слабоумием и информационной псевдодебильностью. Не все, я надеюсь, но большинство.

А чем хуже у вас работает мозг, тем больше вероятность, что вы не сможете контролировать свои негативные эмоции, тем хуже вы будете решать жизненные проблемы, что, в конечном итоге, приведет и к росту агрессии, и к эпидемии депрессивных расстройств.

Врач-психотерапевт Андрей Курпатов: почему мы становимся глупее, что такое цифровое слабоумие и когда бугагашечки завоюют мир `

– Как помочь ребенку не стать цифрозависимым взрослым?

– Очень просто – не давать ему гаджет и не сажать перед телевизором до трех лет, а после, до десяти лет – не более 15 минут в день, полчаса на выходных. С ребенком нужно проводить время – это огромный труд и, если для вас важно, чтобы он не стал цифрозависимым, придется крепко потрудиться.

Ну и, конечно, если вы сами не вылезаете из телефона, то наивно думать, что эта зависимость не передастся вашему чаду по наследству.

– Даже при условии практически непрерывного общения в соцсетях и мессенджерах люди повально жалуются на одиночество и депрессивное состояние. Потенциальные партнеры оцениваются не как личности, а как профили в тиндере – не понравился, смахнул слайд, просматриваю другого и так до бесконечности. Как в будущем могут выглядеть межличностные отношения?

– Для сохранения человечности нам необходимо общение с людьми – живое, настоящее, содержательное, вдумчивое, поддерживающее. Как говорил еще великий Роберт Йеркс: «Даже один шимпанзе – не шимпанзе», а его ученик, нобелевский лауреат Конрад Лоренц, добавлял: «Что уж говорить о человеке?»

И правда, мы нуждаемся в других людях, но, к сожалению, в современном, полностью виртуализированном обществе, это редкость и привилегия. Такое общение становится уделом ограниченного числа людей, которые понимают важность и ценность действительного, а не формального, не онлайнового социального взаимодействия.

Вот почему программы интеллектуального образования, которые мы разрабатываем, все основываются на оффлайновых коммуникациях – все, так сказать, живьем. Меня часто спрашивают, мол, когда ваша «Академия смысла» заработает онлайн, а я отвечаю, что никогда, поскольку так это не работает.

Интеллект развивается во взаимодействии с другими людьми. Навыки, какие-то знания вы можете освоить и онлайн, но развить интеллект так нельзя, для этого вам нужны живые люди – здесь и сейчас.

Врач-психотерапевт Андрей Курпатов: почему мы становимся глупее, что такое цифровое слабоумие и когда бугагашечки завоюют мир `

– Могут ли соцсети разрушить традиционную форму брака?

– Традиционной формы брака уже нет, мы просто еще этого не осознали. Сейчас происходит фундаментальный процесс перестройки всего общества, всех его институтов. Меняется сама внутренняя форма культуры, способ взаимодействия между людьми, между мужчинами и женщинами, в частности.

Это радикальная трансформация, последствия которой мы увидим уже очень скоро. Так что социальные сети – это лишь один из механизмов. Причем в чем-то защитный, в чем-то, напротив, разрушительный. Но это слишком объемная и серьезная тема, чтобы рассказать об этом коротко.

– Влияет ли технологический прогресс на базовые потребности человека, например, на потребность в безопасности (на мой субъективный взгляд, у многих людей сейчас атрофируется инстинкт самосохранения), потребность в размножении?

– Базовые потребности – это базовые потребности, мы никуда от них не сбежим. Но вы правы, они трансформируются.

Если внешние факторы не стимулируют ваш инстинкт самосохранения, то есть вам не нужно постоянно бороться за собственное выживание, сам инстинкт, его напряжение никуда не исчезнет, он будет приобретать странные формы.

Цифровая зависимость, компьютерные игры и депрессия – это следствие инстинкта самосохранения, оставшегося без работы. Вся его энергия уходит на информационное потребление: каждую свободную секунду вы хватаете телефон. Почему? Это инстинкт самосохранения говорит вам: «Проверь, вдруг что случилось?!» Компьютерные игры – это вообще сплошная виртуальная проработка рисков, опасностей, борьбы.

Врач-психотерапевт Андрей Курпатов: почему мы становимся глупее, что такое цифровое слабоумие и когда бугагашечки завоюют мир `

Депрессия же следствие постоянной тревоги, когда вы не знаете, что плохо, но есть ощущение, что все очень и очень нехорошо. Если бы проблемы были очевидными, инстинкт предложил бы вам способы их решения. Но если «все хорошо», то инстинкт самосохранения ощущает это как подвох – отсюда тревога, страхи, депрессия.

– Может ли случиться откат назад – к бумажным письмам, отказу от интернета, стремлению жить подальше от «цивилизации»?

– Думаю, это перебор. Цивилизация, технологии, информация – это благо.

Проблема в том, что, когда мы видим сыр, у нас отключается здравость. Если включить мозг и понять, что бесплатный сыр может быть только в мышеловке, вы не будете бросаться в нее, сломя голову. Вы сначала придумаете способ, как ее обезвредить, ну а уже после этого насладитесь своим, теперь уже заслуженным сыром.

Полезные советы о том, как развивать мышление и бороться с цифровой зависимостью, можно почитать на странице Андрея Курпатова в Инстаграм, а интересные лекции о работе мозга найти на его YouTube-канале.

Читайте нас в Facebook

Рассказать друзьям

rambler