Меню

Точка опоры

«Светлая комната, посуда, ощущение жизни — а в полу черная дыра, засасывающая былое счастье в бездну». Как исчезающие с карты деревни стали вдохновением для блогера

«Светлая комната, посуда, ощущение жизни — а в полу черная дыра, засасывающая былое счастье в бездну». Как исчезающие с карты деревни стали вдохновением для блогера
Как найти попутчиков в авантюрное путешествие, что чувствуешь, ночуя в заброшенной деревне среди старых книг, писем и красивой, но забытой посуды в серванте, а также почему полуразрушенные храмы лучше любого психотерапевта. Об этом и многом другом мы поговорили с блогером Ольгой Орловой, открывающей своим подписчикам привычную Россию с совершенно новой стороны.
Ольга Орлова
Ольга Орлова

— Ольга, признаюсь, что, читая ваш аккаунт, я поймала себя на ощущении, что чувствую запах старых книг и ветхой мебели. Совершенно без шуток! Фотографии точно передают атмосферу мест, которые вы посетили. Как давно вы путешествуете по заброшенным памятникам архитектуры?

— Благодарю за теплые слова! Я активно путешествую (или правильнее сказать «путешествовала» до пандемии) по миру, а весной 2018-го была запланирована поездка в Беларусь. При поиске достопримечательностей интернет мне выдал десятки заброшенных дворцов. Я пока еще не представляла, что это, каковы правила посещения, стоимость, ведь до этого ездила исключительно по стандартным туристическим достопримечательностям.

Первый дворец, второй… Начал просыпаться дух исследователя. Приезжая домой, в Россию, я все еще находилась под впечатлением от необычной поездки и сразу полезла в интернет искать, есть ли что-нибудь подобное у нас на родине. Да! Усадьбы, церкви, санатории, целые деревни и многое другое. А дальше уже азарт, прикосновение к исчезающей истории.

— Откуда началось ваше путешествие и как вы искали единомышленников? Вы ведь не в одиночку посещаете ветхие строения?

— Вы правы, в одиночку практически не путешествую, т.к. девушке одной опасно это делать по соображениям безопасности. Считаю, безвыходных ситуаций не бывает, и не понимаю людей, которые отказываются от своей идеи лишь потому, что «мне не с кем ехать/меня не так поймут» и т.д. Единомышленников в первые поездки по ближайшему Подмосковью я искала на всевозможных сайтах попутчиков. К примеру, сайты махнем.ру или fixmeet. Не сочтите за рекламу, возможно кому-то пригодятся.

Далее, с популяризацией блога, уже путешествую с определенной сложившейся компанией. Всех нас свел интернет.

— Что вы ощущаете при виде заброшенных мест, в которых еще совсем недавно были люди?

— Чаще пронизывающий и гнетущий дух запустения. Воющую боль где-то в глубинах души. Погружаешься в философию. Но подобные ощущения возникают исключительно в заброшенных деревнях, храмах, усадьбах. Возвращаясь из таких мест в город, начинаешь смотреть иначе на мир. В городе постоянно суета, стрессы, нервы, и ты сам, как винтик, в этой гонке. Робот, выполняющий определенные функции «дом-работа». В заброшенных местах полная тишина, отсутствие людей, покой, умиротворение (особенно это ощущается в веками намоленных храмах). Для меня такие места лучше психотерапевта, потому что нехило встряхивают тебя, делают живым, пробуждая чувства и эмоции, которые сейчас притупились у городского человека, и снимают розовые очки, в которых мы зачастую ходим.

— Фото однозначно навевают мистические ассоциации. Вы сами не боитесь коснуться паранормальных тайн?

— Я скептик. В мистику не верю, и, сколько путешествую, ничего мистического не происходило. Хотя помню момент, как-то в заброшенном деревенском доме читали стопку найденных писем. В одном из них дата «20.09.1991». Мы взглянули в свои телефоны «20.09.2021». Ого, дата совпадает, только три десятилетия прошло.

— Как вы находите места для посещений?

— К примеру, на обычных Яндекс.картах нанесены практически все заброшенные храмы и усадьбы. Прочие места периодически просматриваю через спутниковые карты либо поисковые системы.

— Вы как-то писали, что взяли из старого ДК книги на реставрацию. Вы спасаете найденные вещи в старых домах или оставляете их на волю времени?

— Я не считаю чем-то плохим забирать вещи из умирающих домов, если они действительно далее будут использованы в быту, а не на продажу. Последнее — мародерство. Книги из старого ДК забрала моя знакомая — преподаватель, и теперь они стоят в школьной библиотеке, т.е. у вещи появилась вторая жизнь.

У меня же дома под елкой вот уже второй Новый год стоит советская Снегурочка, найденная в заброшенной деревне. Когда увидела первый раз, умилилась, отряхнула и поставила у крыльца дома со словами «стой здесь и охраняй свой дом». Уже села в машину и едва тронулась с места, как вдруг у меня покатилась слеза… Потому что Снегурочка слишком плотно засела в голове, а по дороге домой то и дело посещали мысли — «она же там совсем одна, в заброшенной холодной и сырой деревне, неспроста я ее увидела в куче хлама, перевернутого мародерами… Обязательно за тобой вернусь! Только дождись».

И так случилось, спустя полгода я снова еду в эту деревню, но уже с другой компанией. Мы подходим к нужному дому, я смотрю на то самое крыльцо — нет ее… Начинаю осматривать вокруг, лежит! Упала, и частично осенней листвой припорошило, да мыши пытались погрызть. Забрала, обняла. Дома привела в порядок, подкрасила.

Мне приятны люди, которые забирают вещи, чтобы дать им вторую жизнь дома, в библиотеке, на даче.

Но я против мародерства — тех, кто разоряет дома в целях наживы, наводя в помещениях полный хаус! После таких людей невозможно даже что-либо атмосферное отснять, не то чтобы проникнуться самой атмосферой, и мы, бывает, наводим порядок в стареньких домах.

— Было какое-нибудь место, которое произвело на вас наиболее сильное впечатление?

— В одной из заброшенных деревень мы вошли в дом. Снаружи он выглядел свежим, жилым, да и дверь на замке. Однако едва обошли дом — хиленькая дверь со стороны сеней нараспашку. Коридор, далее помещение — большая комната. Далее — ступор. У каждого.

Перед нами картина, от которой буквально ком в горле. Тяжело описать, что в тот момент почувствовал каждый из нас.

Большая светлая комната, представляющая кухню-гостиную. И вот это все — стену, мебель, утварь, буфет с красивой посудой для праздничного застолья, жизнь... Затягивало в черную бездну, коей был прогнивший и обвалившийся пол прямо по центру. Увиденное, на мой взгляд, сильнее всякого современного искусства, лучше тысячи психотерапевтов (о чем как раз выше упоминала). То, от чего стоишь в оцепенении, размышляя как же скоротечна жизнь. Каждый из нас видел, именно видел, безграничную пронизывающую боль некогда живого дома. И все тот же дух запустения.

Я выходила из этого дома в слезах. Жаль, как жаль. Действительно, сильно.

— Как ваша семья относится к такому хобби?

— Поначалу не понимали. Мол, лазаю по каким-то «заброшкам», как подросток, лучше бы полезным чем-то занималась. Но с ростом блога постепенно мнение изменили. Теперь с каждой поездки ожидают меня и заслушиваются рассказами, засматриваются снимками за чашечкой чая. Это все же огромный пласт уходящей русской культуры, наша исчезающая история/быт/традиции, которые пытаешься запечатлеть хотя бы на кадрах.

— Для такого увлечения надо иметь образование историка?

— Необязательно. Я инженер, и моя работа никак не связана с хобби.

— Тяжело совмещать увлечение путешествиями по заброшенным памятникам с работой? Долго обычно длятся ваши поездки?

— Поначалу нет, сейчас уже да. Раньше просто делилась снимками, сейчас под каждым снимком четко продуманное описание, историческая справка, поиск архивных снимков. На это уходит много времени. Сами поездки длятся от одного дня до нескольких недель. В день бывает по три-четыре места, если расположены рядом.

— Как считаете, что нужно сделать, дабы предотвратить появление деревень-призраков и заброшенных домов? Это вообще возможно предотвратить?

— Сложный вопрос, коротко ответить на него не смогу.

На данный момент, если реалистично смотреть, то невозможно. Политика и экономика играет здесь, думаю, немаловажную роль. Цивилизация в основном зациклена на Москве и Питере. Деревни, поселки стремительно вымирают. С развалом колхозов и совхозов людям стало негде работать, далее закрытие школ, продуктовых магазинов и т.д. В поисках работы молодые едут в крупные города, оставляя свои родовые имения. В деревнях остаются старики доживать свой век да алкоголики.

Если раньше деревня кормила город, сейчас города кормит импорт.

Да, есть индивидуумы-романтики, которые бросают бизнес в городе и уезжают возрождать увядающие деревни. Но их слишком мало. Количество умирающих деревень гораздо больше…

© Eva.ru 2002-2022 Все права на материалы, размещенные на сайте, защищены законодательством об авторском праве и смежных правах и не могут быть воспроизведены или каким либо образом использованы без письменного разрешения правообладателя и проставления активной ссылки на главную страницу портала Ева.Ру (www.eva.ru) рядом с использованными материалами. За содержание рекламных материалов редакция ответственности не несет. Свидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77-36354 от 22 мая 2009 г. выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) v.3.4.325