Меню

Отношения и секс

Софи Лорен и Карло Понти. Любовь от всей души

Софи Лорен и Карло Понти. Любовь от всей души
Он ушел из семьи, стал вероотступником и изгнанником. И все это ради Софи Лорен, женщины, которая стала его женой, любовницей, Музой…
Вначале все безапелляционно решили – взаимовыгодная сделка. Союз самого успешного и влиятельнейшего продюсера Италии и начинающей актрисы. Правда, с идеальными формами и внешне броской. Этого не отнять у молоденькой провинциалки, решительно взявшейся штурмовать киноолимп и готовой ради кино на все. Впрочем, ей все-таки удалось схватить бога за бороду…
А потом сама собой сложилась прекрасная история любви. Как в кино… И эта любовь бросила вызов обществу. Более того, всей католической Италии!.. Казалось, не было ничего, что бы их объединяло. Он – доктор права и такой себе сибарит, занявшийся кино ради эмоций, к тому же блестяще разбирающийся в литературе, и она, еще не забывшая свое убогое, вечно голодное детство, отчаянно, изо всех сил карабкающаяся наверх… Напротив, их разделяли 22 года, целая жизнь, и притом семейного человека, имеющего двоих детей… Не говоря уже о пресловутых 15 сантиметрах разницы в росте, из-за чего над коренастым и заметно лысеющим Понти, обнимающим за талию высоченную Лорен, за глаза многие потешались. Но на то Карло Понти и величайший продюсер Италии – он, как никто другой, знает, что такое звезда и как ее зажечь. А еще лучше он знает, кто такая Софи Лорен.
Подарок Фортуны

Впервые они встретились в мае 1951 года. Понти тогда был партнером Дино де Лаурентиса на студии «Люкс-фильмс», которую заслуженно называли итальянским Голливудом. В ночном клубе в парке Оппиан, рядом с древним Колизеем, в тот вечер Софи ужинала в компании нескольких друзей из студии, где ради временного заработка снималась для фотокомиксов – в конце 40-х по всей Италии эти «романы в картинках» были сверхпопулярны, и режиссеры постоянно искали свежие лица для своих нескончаемых «сериалов».
Софи едва исполнилось 17, но она уже дважды удостаивалась чести называться «Принцессой моря» и «Мисс Изящество» на конкурсах красоты. А теперь она еще и героиня fumetti, душещипательных историй в фотографиях, которая может сказать одним взглядом: «Как, Альдо, вы женитесь на другой?..» Юной дебютантке, приехавшей в Рим из сонного прибрежного городка Поццуоли близ Неаполя, не выбирать, и она готова на что угодно, чтобы заполучить работу в кино. «Если девушка красива, но бедна, перед ней один путь – превратить свою красоту в деньги», – поучала Софи мать Ромильда Виллани, в свое время пытавшаяся пробиться в жизни, но безуспешно, и теперь энергично взявшаяся за дочь.
…К их столику неожиданно подошел служащий клуба и, почтительно поклонившись, передал для Софи узкий конверт. В нем смущенная девушка нашла записку со словами: «Беллиссимо! Жду завтра утром в Чинечитта, в павильоне №13. Карло Понти». Прочитав подпись, Софи изумилась: это было имя крупнейшего итальянского продюсера, отличавшегося американским подходом к делу и мертвой хваткой. На следующий день, пока готовились к кинопробам, состоялся их первый разговор с доктором Понти – так уважительно обращались на студии к обладателям университетского диплома. Тот сразу заговорил как продюсер: «Я запустил в большое кино много звезд. Синьорина, конечно же, видела фильмы с Алидой Вали, Лючией Бозе, Джиной Лоллобриджидой… Я могу то же самое сделать и для вас». Софи сидела, слушала его, своего доброго гения, и просто улыбалась. Все это слишком походило на театральную сцену из тех же фотокомиксов… Но у него были очень добрые глаза. А глядел он на нее так, как обычно смотрят в подобных случаях мужчины.
Подруга продюсера

Так случилось, что когда отсняли «Золото Неаполя», последний съемочный день пришелся на день рождения актрисы – ей исполнилось 20 лет. Поэтому имелось сразу два повода для праздника. Однако Софи не совсем была готова к сюрпризу, который приготовил ей Карло Понти, когда неожиданно появился на съемочной площадке. Он подошел к ней и вложил в руку небольшую коробочку. Открыв ее и увидев внутри кольцо с бриллиантом, Софи посмотрела на Понти с изумлением, но тот в ответ улыбнулся и молча удалился.
«Это был чудесный и одновременно пугающий меня момент, – бесхитростно поделится она своей радостью в интервью журналу «Эуропео». – В первый раз я почувствовала, что значу для него больше, чем просто актриса, с которой заключили контракт. Все мои мысли и чувства были заполнены этим человеком. Я помнила, что он женат, что у него двое детей… Однако в моем возрасте трудно сдерживать страсть и быть расчетливой. Я любила его, и он подарил мне кольцо. При этом даже не поцеловал меня, не сказал: «Я люблю тебя и хочу на тебе жениться». Ничего такого не случилось. Но все равно у меня было его кольцо. Я вернулась в гримерную и расплакалась».
Лучшее у нас еще впереди

Когда к утру приступ удушья миновал, и смерть ненадолго ослабила свою хватку, Карло наконец уснул, и Софи, бесшумно ступая по мягкому ковру необъятной спальни, вышла сварить себе кофе. Как и пасту, синьора готовила кофе всегда сама. В мыслях она еще раз возблагодарила пресвятую Мадонну. «…Какое счастье, что на склоне лет их жизнь с Карло так упоительно безмятежна и так тиха. А как хорош здешний воздух! Дышишь – не надышишься. Недаром поблизости их кантона столько санаториев для легочников… Бедняжка Карло всегда смотрел на много лет вперед. Когда они оставили Италию, он без колебаний выбрал Швейцарию для их гнездышка».
офи глубоко вздохнула и снова задумалась. «Подумать только – вместе они вот уже 50 лет! Разве она могла тогда себе хоть на минуту представить, что рядом с ним ей придется сыграть свои самые лучшие роли… Сначала юной возлюбленной, почти ровесницы Джульетты, застенчивой и краснеющей от каждого прикосновения. Потом роскошной длинноногой красотки с дивными формами и походкой, от которой мужчины просто столбенели. Разбуженной страстью восхитительной женщины, осознавшей силу своих чар и упивающейся этим волшебным чувством. Все они, одна за другой, конечно же, ожили на экране – в образах Чочары, Филумены, а помог вдохнуть в них душу гениальный Витторио Де Сика. Ни с кем из режиссеров ей так легко не работалось, даже со Стенли Крамером… Впрочем, это и понятно – ведь оба они были неаполитанцами!..
После четвертого выкидыша и у Карло не осталось сомнений: это проклятие Ватикана за его двоеженство и мексиканский блеф с женитьбой на Софи… Сколько она пролила слез, сколько молитв послала пресвятой Мадонне за 12 лет, пока впервые прижала к груди своего первенца… Чтобы родить Карло-младшего, Софи, забеременев, провела 9 месяцев в постели… Она запретила себе смотреть телевизор, отвечать на телефонные звонки. И все эти 9 месяцев она прожила с затычками в ушах – чтобы никакой звук не мог испугать ее… Просто психоз какой-то… Ох и намучился тогда с ней доктор Юбер, ее ангел-спаситель – она так боялась за малыша, так дрожала над ним, не позволяя персоналу приближаться даже к палате без масок, и все никак не решалась покинуть клинику, чегото опасаясь, – Юберу пришлось буквально выставить ее за дверь, и это на 50-й день после долгожданного события!.. Так всегда – чем сильнее горе, тем оглушительнее радость. Рождение Карло, а за ним спустя четыре года Эдуардо стали не просто счастьем, а настоящим триумфом… Да, она рожала по-королевски почти публично… И отныне не было в ее жизни ничего важнее, чем семья.
В 1969 году София родила сына, Карло Понти-младшего. В 1973 году в Женеве на свет появился второй сын, Эдуардо.
Тиара королевы

Все свое детство Софи прилежно собирала фото новобрачных, вырезанные из журналов. Так она заглушала свою боль: ее собственный отец Риккардо Шиколоне, римский ловелас, не захотел жениться на ее матери. Она хотя бы носит его имя, по паспорту, а вот ее младшая сестра – нет… Теперь это все равно – сестра давно благополучно замужем и носит куда более звучную фамилию – синьора Муссолини, став женой сына диктатора.
Могла ли Софи мечтать о таком муже? Ах, Карло, милый Карло, твоя щедрость не знала границ. А как он баловал ее! Он открыл ей счета в лучших магазинах моды и бутиках Рима и Милана и по нескольку раз в год возил в Париж, чтобы она могла себе купить все, что хотела, у обожаемого ею Кристиана Диора… Они подходили друг другу и по характеру: только Карло понимал ее причуды, иногда рискованные. Как-то едва не разразился скандал… На открытии ночного фестиваля в театре Тиволи присутствовали королева Елизавета и герцог Эдинбургский. До отлета Софи из Рима Карло по этому случаю купил ей восхитительное белое вечернее платье и к нему накидку, отделанную мехом. А для головного украшения Лорен выбрала тиару из горного хрусталя. На королевском приеме один из чиновников заметил ей, что надевать тиару в присутствии королевы не подобает… Однако надо знать Софи! Она не захотела портить прическу и не сняла украшение. Когда же гордая упрямица склонилась перед королевой в полупоклоне, Елизавета посмотрела на нее немного обеспокоенно, но ничего не сказала. Зато постарались фоторепортеры – их камеры строчили с пулеметной очередью! На следующий день газеты пестрели статьями, посвященными приему, и в каждой саркастически отмечалось, что теперь в Англии две королевы – Елизавета и Софи.
А любящий Карло, как всегда, рядом и готов был молча терпеть все ее капризы и осыпать драгоценностями… Начав когда-то с памятного кольца, он сделал традицией отмечать завершение каждой новой работы Софи дорогим подарком, удивляя ее каждый раз украшениями с бриллиантами, рубинами, жемчужинами… И так продолжалось ведь много лет… Что им постоянно двигало? В молодости Софи казалось, что так Карло пытался смягчить душевные раны ее нищего детства… Он не знал, а Софи не признавалась ему в том, что одновременно заботливый муж будил в ней другие тяжелые воспоминания – внебрачного ребенка…
За чертой кино

10 января 2007 года Софи Лорен овдовела: 94-летний Карло Понти умер в швейцарской клинике от воспаления легких. Многие из тех, кто слишком верил в экранные страсти, недоумевали, как могла такая блестящая женщина столь долго любить своего внешне неказистого мужа и быть ему верной всю жизнь… А вот друзья, близко знавшие Лорен, ценили в ней совсем другое: целомудрие, скромность и твердость характера, что дается нелегко. Похоже, ответ кроется и в имени великой актрисы, данном ей при рождении. Мудрая Софи всегда говорила, что Карло был всем в ее жизни: другом, продюсером, отцом, любовником, мужем. И сама этому удивлялась, причем искренне.

© Eva.ru 2002-2022 Все права на материалы, размещенные на сайте, защищены законодательством об авторском праве и смежных правах и не могут быть воспроизведены или каким либо образом использованы без письменного разрешения правообладателя и проставления активной ссылки на главную страницу портала Ева.Ру (www.eva.ru) рядом с использованными материалами. За содержание рекламных материалов редакция ответственности не несет. Свидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77-36354 от 22 мая 2009 г. выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) v.3.4.325