Меню

Точка опоры

Гастрономическое зазеркалье: почему готовить стало модно, а есть - стыдно

Гастрономическое зазеркалье: почему готовить стало модно, а есть - стыдно
Колумнист Евы.Ру Алла Боголепова - о женщинах, клюющих как птички, хлебе с майонезом на ночь, подсчете калорий и огромном чувстве вины за еду.
Я застенчиво смотрю на куски курицы в соусе карри.

В эту курицу вложено много труда и любви. Моя подруга знает, что я обожаю индийскую еду, поэтому провела у плиты несколько часов. Курица родом из далекой деревни в Псковской области, она проехала полтысячи километров, чтобы оказаться на этой кухне. Специальный рис был куплен не в ближайшем супермаркете, а придирчиво выбран в магазине индийских продуктов. Смесь специй, особенная, какой не купишь в Москве, прибыла с другого края Европы, из маленькой лиссабонской лавки «для своих» - о ней и португальцы-то не знают, там закупаются матери эмигрантских семейств.

Это не карри - это шедевр. Я могла бы всю жизнь питаться только им. Но я уже съела два кусочка, и больше не буду.
- Невкусно? - с тревогой спрашивает подруга.
Вкусно. Но я больше не могу. На самом деле могу. Я могу съесть все содержимое кастрюли, вычерпать соус ложкой, а потом еще пройтись по стенкам куском хлеба. Но мне нельзя.
- Ты не толстая, - с дежурной уверенностью говорит муж. - Точно не будешь?
И выкладывает карри на свою тарелку.
Ему можно.
Мы с подругой смотрим, как наши мужья уписывают курицу, и обсуждаем тонкости ее приготовления. Мы говорим об этом увлеченно и, полагаю, с некоторым знанием дела, поскольку мы обожаем готовить, и вот уже довольно давно одно из наших любимых развлечений - повести день на огромном продуктовом рынке, постепенно наполняя тележки любовно выбранными продуктами. Мы обмениваемся специями и домашними заготовками. Привозим друг другу из путешествий редкие эссенции и масла. Вместе ходим за грибами, сушим, солим и маринуем. Мы вскладчину заказываем оленину и деревенского гуся. В общем, мы обе очень любим еду.

Но мы ее не едим.

То есть, конечно, едим, человек должен есть, иначе помрет. Собственно, вот столько мы и потребляем: чтобы не протянуть ноги. Сакраментальные две тысячи калорий, которые мы, впрочем, не считаем, нет необходимости. Мы и так знаем, сколько можно, а сколько уже «разврат» и «обжираловка».
Это удивительный парадокс нашего времени: жизнь в гастрономическом зазеркалье. Когда гастрономия в моде, а процесс ее потребления - нет. То есть, посещать кулинарные классы, покупать книги рецептов, состоять в тематических сообществах, вести блоги о еде и готовить - да. Собственно есть - нет.
«Домашние смели», «дети в восторге» и знаменитое «муж ел урча» - мы оцениваем свои кулинарные подвиги через чужое восприятие. Ест всегда кто-то другой. Собственный же процесс поглощения пищи мы упоминаем совершенно иначе.

«Каюсь, сожрала три пончика». «Открыла холодильник, увидела колбасу и не выдержала». «Признаюсь в ужасном: нажарила картошки на сале - и в одно лицо». «Опомнилась, когда тарелка опустела».

Ела. Виновна.

Лишняя конфета. Лишняя булочка. Все, что женщина потребляет сверх необходимого - это лишнее, ненужное, это показатель ее слабости. Причем не той, которая предполагает пробуждение в мужчине инстинкта защитника, нет. Кто захочет тебя защищать, если ты ешь, жрешь? От чего тебя защищать, если ты заказала не «только салат», три креветки и бокал белого вина, а свиную рульку с капустой и большое темное пиво? От рульки?

Если подумать, все это выглядит полным идиотством.
Журналист Алла Боголепова
Журналист Алла Боголепова
Мир изменился, и нам - многим из нас! - больше не нужна мужская защита. Я работаю и зарабатываю, и строить из себя нежную фиалку мне неохота: унизительно, утомительно и глупо. Физически я сильнее многих мужчин и уж точно здоровее, а следовательно говорить о каком-то драматическом разрыве в необходимом количестве калорий бессмысленно.

Он сидит в офисе, я сижу в офисе, для выживания нам нужно примерно одинаковое количество пищи. Однако мужчины, дети и коты должны «хорошо кушать»: аппетит - это показатель их здоровья и благополучия. Женщины, как во времена Скарлетт о Хары, должны «клевать как птички» - в этом смысле для нас не изменилось ровным счетом ничего.

И дело вовсе не в том, что женщины помешаны на своем весе. Сколько бы копий не ломалось вокруг бодипозитива, правда в том, что мы стали гораздо меньше стесняться своего тела. Мы потихоньку учимся принимать себя и относиться к себе ну хотя бы без ненависти. Стремление к совершенному телу теперь воспринимается скорее как показатель внутренних проблем, одержимость, что-то вроде болезни. «Упоротая фитнес-няша» уже не героиня нашего времени.

Но при этом - поразительно! - мы на каком-то подсознательном уровне уверены: есть - это очень стыдно. Мы больше не скрываем возраст, вес и размер груди. Но спросите нас, каково наше суточное потребление калорий - мы скорее всего солжем. Преуменьшим. Даже звезды бодипозитива вроде Тэсс Холидей запальчиво отрицают, что просто любят поесть. Послушать их, так они питаются шпинатом и лунным светом, а килограммы - это широкая кость, гормональный сбой, генетика, кортизоловая депрессия. Что угодно, но только не еда.
Самым сложным в работе над ролью было набрать двадцать килограммов, признаются актрисы. И со скорбной гордостью человека, совершившего подвиг, рассказывают, сколько чего им пришлось съесть, чтобы роль удалась. А мы восхищаемся - так, словно они не сидели на диване с большой пиццей «Четыре сыра», а пахали целину. Она ела, боже мой, она была вынуждена есть, прямо вот жрать, бедняга! Героиня! Дайте ей Оскара!

Я не знаю, почему мы это делаем. Не знаю, зачем мы врем и себе, и окружающим. Потому что на самом деле мы едим. Автоматически произнося «мне только салат, пожалуйста» или кладя себе в тарелку треть от порции, например, мужа, мы играем в какую-то БДСМ-игру, пик которой наступает в тот момент, когда тайно съеденная после ужина булочка вызывает приступ самобичевания. Простите меня, святые две тысячи калорий, ибо я согрешила. Как я могла. На самом деле я не такая. У меня расстройство пищевого поведения. Срочно, врача, мы меня теряем.

Вчера я снова ужинала с подругой.

На это раз без карри - мы зашли в ближайший фастфуд и заказали по бургеру. С таким видом, словно это не булка с котлетой и кетчупом, а килограмм запрещенных препаратов. И большую картошку фри. Одну на двоих, не совсем же мы падшие женщины. И я сказала: завтра сдохну в спортзале, этот бургер мне обойдется в лишние полчаса кардио.

- Да ну тебя, - погрустнела подруга. - Почему нельзя съесть его просто так? Просто потому что хочется?



А действительно, почему? Просто сказать себе: я хочу это и я съем это, и это не грех и не показатель того, что я «жалкая ничтожная личность». Я не должна наказывать себя за еду. За то, что она служит мне не только источником калорий и удовольствия, но иной раз и утешением. Я не должна ее скрывать, «отрабатывать», оправдывать и считать guilty pleasure. Не должна, выкладывая в своем аккаунте очередной рецепт, сопровождать его ремаркой «сама я это не ем, просто было интересно приготовить».

Все я ем. Иногда по ночам. Иногда на улице. Иногда картошку с салом, хлеб с майонезом и прочие «крабовыепалки». Я не птичка, никогда ею не была и не буду. А если это кого-то не устраивает - его проблемы. Хотя кого это может не устраивать? Кому, по большому счету, какое дело, что я ем, сколько и когда?
Никто не станет меня упрекать, высмеивать и стыдить. Никто не посмотрит в мою тарелку с молчаливым осуждением. Никто не повесит мне на холодильник унизительный на самом деле магнитик «НЕ ЖРАТЬ».

Никто. Кроме одного человека, чье мнение об мне, увы, не слишком высокое, очень важно. От него многое зависит, и он может превратить мою жизнь в настоящий ад.

Этот человек - я сама.

© Eva.ru 2002-2024 Все права на материалы, размещенные на сайте, защищены законодательством об авторском праве и смежных правах и не могут быть воспроизведены или каким либо образом использованы без письменного разрешения правообладателя и проставления активной ссылки на главную страницу портала Ева.Ру (www.eva.ru) рядом с использованными материалами. За содержание рекламных материалов редакция ответственности не несет. Свидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77-36354 от 22 мая 2009 г. выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) v.3.4.325